О науке и осознанности

— А вот можно ли говорить об «осознании» для «внешних» тел?

Внешнее познается на фоне познания себя. Нет ничего во внешнем, чего нет во мне, с чем я сам не связан. Сейчас я связан со своим телом и его познание — не изучение строения, биохимии, а познание, т.е. уровень восприятия своего тела, — дает возможность воспринимать внешние тела. Уровень познания своих эмоций дает возможность познавать эмоции других. Уровень познания причин своих эмоций позволяет видеть причины эмоций в других. И так далее.

Уровень восприятия внешнего равен уровню восприятия себя. Чем больше мы связаны со своим (тело, эмоции, ум), тем больше на нас влияет внешнее и тем меньше мы видим реальность. Чем глубже мы познаем себя, тем полнее мир вокруг нас и меньше та пелена, через которую мы воспринимаем внешнее.

 

— Пора соединить науку и религию, вы готовы?

Это диаметрально противоположные вещи. Только я имею в виду не религиозные институты. Не иудаизм, христианство, буддизм или индуизм. Под религией я имею в виду познание самого себя, субъективное. Наука познает объективное.

Моисей, Иисус, Гаутама, Кришна и многие другие не создавали религий, не создавали «измов». Они делились свои опытом, своим постижением. Все эти «измы» возникли потом и благополучно встали на службу обществу.

Я не говорю что это плохо, это так есть и пусть себе будет. Только это не та сфера, в которой мы занимаемся познанием самого себя, т.е. то, что принципиально не доступно науке.

 

— Ум несовершенен только по причине субъективности или еще по каким-то?

Ум совершенен. Но его совершенство в своей области. Когда мы пытаемся использовать ум не по назначению, у нас ничего не получается или получается негармонично. Ум является прекрасным инструментом для познания мира объектов, для построения науки, и так далее.

Осознанность (я ее отделяю от ума, от мыслительной деятельности) не принадлежит миру объектов и потому средствами ума не познаваема. Богу богово, а кесарю — кесарево.

Аналогия: когда человек обвиняет деньги во всяких грехах и говорит, что деньги — это зло, то он находится в заблуждении. Деньги не зло, просто человек пытается (пытался) посредством денег достигнуть того, что деньгами достигнуть невозможно. И обвиняет после этого деньги во всяких грехах.

В область денег не входит счастье, любовь, блаженство. А входит уровень комфорта, уровень материального обеспечения и так далее.

Наука (ум) познает что-то происходящее, познает процессы. Там где нет процессов, там невозможна наука. Когда человек постигает свою внутреннюю тишину, своё здесь и сейчас, то в этом нет процессов. Тишина — отсутствие процессов. Но когда человек остается во внутренней тишине, то он начинает осознавать бытие. Ум тут отсутствует полностью.

 

— Наука и религия диаметрально противоположны, а мир един, именно поэтому их и надо соединить, т. к. сейчас они разорваны областью бессознательного.

Зачем соединять не соединяемое? Это как соединить день и ночь. Но вот внести осознание в свое бессознательно, это важно. Но не в смысле управления, а в смысле осознания. Когда человек осознает что-то бывшее в бессознательном, то всё не нужное само отваливается, поскольку осознание, в данном случае эквивалент расслаблению. Человек «отпускает руки» и по известному принципу — всё не мое уйдет, а всё моё останется.

Когда у человека уходит ненависть, то обнаруживается любовь. Когда у человека уходит жадность, то обнаруживается бескорыстие. И т.д.

Когда некто призывает «давайте любить» и прочее, то это бессмысленно. Отпусти ненависть и любовь проявит себя. Она уже есть, только ненависть её заслоняет. Это я всё к тому, что ничего специально не надо делать, достаточно расслабляться.

 

— Нет ничего статичного,как ни крути, тишина — тоже процесс.

Если тишина — процесс, то это уже не тишина. Возможно, мы говорим несколько о разном.

Когда у человека внутри тишина, это значит, он перестал совершенно за что-то держаться, у него нет никаких более напряжений, он принимает тотально всё что есть, таким какого оно есть. Вокруг всё происходит. Мир изменяется непрерывно, но внутри процессов, с позиции ума, более нет. Ум не может быть вне цели, вне чего-либо, он может быть только чем-то занятым. Поэтому вопрос не в том, чтобы натренировать свой ум или научиться им управлять. Ум — это синоним напряжению.

 

— Если ум совершенен, то тогда во что вкрадывается субъективность?

Ум совершенен таков каков он есть. Всё совершенно. Проблемы получаются тогда, когда мы начинаем использовать что-то не по своему назначению. Скажем так, на другого человека лучше смотреть душой, тогда другой будет понятен, но все смотрят умом и возникают проблемы. И т.д.

 

— Каким образом включается ум? От принятия решения о его использовании или как?

Нет, нет и нет. Я же не включаю свой желудок. В нужное время он сам даст знать. Я не принимаю решения «пора желудку включиться в работу». Получай свою порцию. Там всё устроено прекрасно и не следует мешать этому процессу. Чем меньше я буду вмешиваться в работу своего организма, тем лучше и для организма и для меня.

Равно и с умом.

Если я полагаю, что вот сейчас нахожусь за пределами ума и включаю ум в нужное время, то это значит, что я занимаюсь ерундой. Это значит, что мой выход не настоящий, часть ума бдит и принимает те или иные решения. Кто будет думать о том, что пора думать? Кроме ума некому. Кто будет принимать решение о том, что пора включить ум?

Поэтому, выход за пределы ума не означает управление умом. Как может тишина вообще чем-то управлять?

А вот когда я расслабляюсь и позволяю всему идти своим чередом, тогда всё становится на свои места. Тогда ум более не вмешивается в то, что он не может решить.

Некоторые страдают от излишнего веса, поскольку едят больше чем надо. Едят больше, потому что вкусно. Но кому вкусно? Не телу, тело уже давно кричит «караул, спасите, в меня опять пихают лишнее!» Это умственная вкусность. Человек возложил на ум эту задачу и ум делает свое дело. Раз можно вкусность продолжить, то почему не продолжить?

Как только человек расслабляется в отношении ума, так сразу всё встаёт на свои места. Человек начинает ощущать вкус именно тем, что для этого предназначено — эфирным телом. И он не сможет не только съесть лишнего, но и вредного и испорченного. Даже если на вид всё нормально. Эфирное тело сумеет прекрасно разобраться, что для физического тела вредно в данный момент, что полезно и сколько чего надо.

И так во всём.

 

— Если ум совершенен, то его развитие возможно?

Я несколько о другом. Говоря о совершенстве, я говорю не о его превосходстве, а о том, что всё совершенно в том, как оно есть. Развитие ума, как инструмента познания — это переход от одного качества к другому, но во всех этих качествах всё совершенно. Как только человек осознает, что всё уже совершенно, что бессмысленно напрягаться по поводу усовершенствования себя в любых своих проявлениях, так сразу наступит благодать. Но, я не говорю, что человек сядет и ничего не будет делать, и развитие будет и усовершенствование, как мы это обычно понимаем. Но человек будет вне этого, он более не держится ни за что. Зачем напрягаться, если уже всё прекрасно, уже благодать, уже всё совершенно.

 

— То, что ум может решить, в это он вмешивается сам?

Слепой использует трость при ходьбе, у него есть определенные правила и способы, как найти дверь в комнате и т.д. Однажды слепой прозрел и отбросил трость, он более не руководствуется правилами, ему больше не нужно опасаться, что при попытке выйти через дверь он упрётся в стену. Он выходит, не думая как попасть в дверь, достаточно того, что он ее видит. Как это понять слепому?

Человек думает не свои мысли, как правило. Он думает те мысли, что к нему пришли тем или иным путем. Он не хозяин им. Они его хозяин. Потому так легко управлять людьми, потому их можно «перепрограммировать».

Когда человек становится хозяином самого себя, то мысли более не имеют власти над ним. Но это происходит не так, что человек решает, вот эту мысль я буду думать, а вот эту нет. Если это так или примерно так, то за этим стоит третья мысль, которая всё это думает.

Чем больше человек осознан, тем меньше в нем мыслей. Своих! Естественно и чужих, зачем ему еще и чужие мысли, когда он свои на помойку выбросил?

Когда я это пишу сейчас, то не посредством ума. Ум — только транслятор, передатчик. То, что я пишу рождается не в уме. Это как у прозревшего — увидел дверь и вышел, о чем тут думать?

 

— Почему ты считаешь, что твой ум находится где-то вне твоего сознания?

А что поделать, когда есть сознание, но нет ума?

 

— Почему не стоит соединять науку и религию? Это же поможет соединению в головах.

Что значит соединить? Мы же не соединяем день и ночь. Вот, если мы пытаемся внести день в ночь и наоборот, тогда возникают проблемы. Когда наука пытается решать духовные вопросы, то ничего хорошего не получится, поскольку науке это недоступно и напротив. Мало того, многие будут обмануты и заведены в тупик якобы познания наукой духовного. Этих тупиков пруд пруди — разных доказательств Бога, источников духовного и прочее.

В науке нужен объект познания, в духовном объекта нет — есть субъект, познающий самоё себя.

В науке главное — доказательство.

В духовном доказательств не существует, есть только опыт личного постижения.

Наука может передать знание, найденное одним — многим, это не требует проходить всю цепочку научного поиска.

В духовном каждый лично проходит свою дорогу.

Потому так мало реально постигающих, реально продвигающихся по пути познания себя, что ищут не метод познания себя, а пищу для ума, ищут некоторого развлечения, ищут способ скрасить свою жизнь и прочая, и прочая.

 

— Ум является частью сознания.

То, что вы подразумеваете под сознанием, да, в этом есть ум. То, что я называю осознанностью, вообще не умственное явление.

Осознанность (я не психологический термин, не о саморефлексии) непостижима умом принципиально, осознанность находится вне ума.

Вот стоит дерево. Сложно найти у него ум или что-то типа сознания. Но осознанность на определенном уровне есть. И тот человек, который достаточно чувствителен и умеет выходит за пределы ума, может общаться с этим деревом. В этом общении ум не помощник. Он находится вне этого общения. Напротив, если человек останется в уме, то он не сможет в действительности общаться с этим деревом. Он, разные астральные глюки и проекции своих идей, будет принимать за общение.

Наука изучает объективное. И чем пристальнее она смотрит, тем больше рождается слов. О все меньшем можно говорить всё больше.

Религиозность — это противоположный процесс. Человек познает свою суть и чем глубже он погружается, тем меньше слов, пока он не достигнет места в котором вообще нет ничего выразимого словами. Там места науке нет, поскольку наука невозможна вне слов.

Для науки суть человека вообще скрыта, для науки то, что невозможно выразить словами не существует. А всё то, что мы можем выразить словами или поместить так или иначе в рамки науки, нашей сутью не является.

 

— Йога Патанджали абсолютно научна до определенного уровня.

Йога — это инструмент. Патанджали использовал этот инструмент для одних целей, другие используют для других, но одно общее есть — это инструмент и как объект этот инструмент (йога) познаваем. Непознаваем субъект, использующий этот инструмент, как и любой другой, для познания самого себя. Если этот или иной инструмент используется, скажем, для улучшения здоровья, то здоровье, как определенная характеристика состояния физического тела, тоже познаваемо.

 

— Я под словом «наука» понимаю то, чем она может стать в перспективе, после качественного скачка.

Тогда нам следует договориться, что есть наука. Наука возможна только при соблюдении определенных условий.

  1. Повторяемость. Любое явление, которое может изучать наука, нужно иметь возможность повторить. Как пример, вода кипит при 100 градусах в любом месте при соблюдении равных условий.
  2. Наблюдаемость. Явление должно быть наблюдаемо вне зависимости от наблюдателя. Как пример, кипение воды может наблюдать любой человек, без серьезных патологий органов чувств.
  3. Беспристрастность. Ученый не должен становиться за или против в отношении объекта исследований и результатов исследований.

Под такие критерии подходит изучение всего, что можно так или иначе определить как объект. Но вот если нечто объектом не является, то оно не может быть изучено наукой. Нет предмета для изучения.

Поэтому, мне непонятно, что именно понимается под «качественным скачком». В науке периодически происходят глобальные повороты. Это происходит тогда, когда исчерпан потенциал предыдущего научного прорыва. Весьма похоже, что мы стоим на пороге очередного такого прорыва, но это вполне закономерно. И это ни в коей мере не изменит саму суть науки: познавать то, что может быть познано. Наука никогда не сможет познавать то, что находится за гранью познаваемого. ©



Ссылка на статью: https://xn--80ahcnbt9b7a1f.xn--p1ai/6585