Панические атаки, клаустрофобия, общая тревожность. Эссе

Сохраняем статьи с удалённого форума. Андрей Дикун написал там одну интересную, репостим в блог, чтобы осталась. 24 июля 2016.

Накатал статейку на тему. Возможно, кому-то будет полезно. Надеюсь, в правильный раздел засылаю.

 

Дисклеймер

Опишу парочку решённых проблем, и некую сформированную в недрах моих мозгов :) теорию клаустрофобии, панических атак и прочего подобного. Я не претендую на какую-то научную новизну — лучше меня воспринимать как рефлексирующего и размышляющего практика без профильного образования. Таким образом, мой пост не является диванной аналитикой. Он — результат осмысления личного опыта работы с самим собой и моего опыта психотерапевтической работы с другими людьми. Обсуждая с различными психологами, консультантами и психотерапевтами психотерапевтические методы "лечения" клаустрофобии и панических атак, я обнаружил, что для многих из них мой практический опыт — это что-то такое, что "не должно работать" и "всё, на самом деле, устроено не так, как ты говоришь". Поэтому я решил изложить свою теорию "для широкой публики" — возможно, кому-то это будет полезно и заставит посмотреть на проблему клаустрофобии и панических атак несколько с другой стороны. Предупреждение: много букафф! :)

 

Анамнез

Я сам страдал клаустрофобией и паническими атаками. Трудно вспомнить, когда это вообще началось. Такое ощущение, что я родился с этим. :)

 

Про клаустрофобию (переживания)

Если вы не знаете, как это выглядит, то я попытаюсь описать свои собственные переживания. Приступы начинались, например, в лифтах (поэтому я научился быстро бегать по лестнице и вырос стройным :)). Никаких попсовых "стены надвигаются", "пространство сжимается". Просто замыкало в мозгу, внимание предельно концентрировалось на чём-то внутри тела, страх парализовывал, становилось тяжело дышать, как будто дышишь в каком-то подвальном помещении с низкими потолками, плохой вентиляцией и, как следствие, протухшим воздухом. Настигали ощущения, что я не смогу выбраться из кабинки, что ко мне в тесное пространство лифта начнут ломиться какие-то непонятные и пугающие существа. :) Расслабиться (беззаботный совет "да расслабься ты!") в таких условиях не возможно. Всё, что я описал — это уже после приступов осознаёшь, а в момент самого приступа мозги отключаются напрочь, как будто тебя грузовик на полном ходу снёс.

 

Про панические атаки (переживания)

Представьте, что вы идёте по тихой улице в прекрасный солнечный день, никакой опасности, даже намёка на неё, вокруг деревца, птички, добрые старушки и счастливые мамы с колясками :) , но вас посреди ходьбы внезапно охватывает стремительно развивающийся приступ тяжёлой тревоги, спирает дыхание — чем-то похоже на солнечный удар, только намного сильнее и более угнетающий. У меня были на столько сильные и концентрированные ощущения, что я даже не в состоянии был понять, что испытываю какой-то там страх и тревогу. У меня просто скручивало живот, через спину струился какой-то "ток". Начинался процесс лихорадочного мышления в стиле "куда спрятаться от навалившегося?". Когда я приходил с подобными симптомами к специалистам, то они не могли у меня даже диагностировать атаки — отправляли к гастроэнтерологам и прочим невропатологам, а те в свою очередь, попытавшись лечить "не знамо что", разводили руками и отсылали меня назад. Плюс, как потом выяснилось, я бессознательно скрывал часть симптомов, которые бы, наверное, помогли врачам в постановке диагноза. Такая избирательная психологическая слепота.

Самое неприятное во всех этих клаустрофобиях и атаках в том, что ты теряешь контроль, словно внутри есть нечто такое, что намного превосходит тебя по силе, и Оно (как говорил дедушка Фрейд) захватывает тебя почти без остатка, как громадный червь, пожирает изнутри. :(

 

Как всё начиналось (изменение общего состояния)

Разгадку для своих состояний я уже обнаружил, когда начал самостоятельно заниматься психотерапевтическими практиками. С чего всё начиналось? Я как-то сел просто посидеть и понаблюдать, что будет происходить со мной (во внутренней реальности — в голове т.е.). Я не делал (это важно!) никаких техник, просто более-менее осознанно сидел и проговаривал про себя, что именно я наблюдаю. И заметил, как начала нарастать чётко осознаваемая тревога, казалось, абсолютно без причины. Она нарастала и нарастала... Я уже не мог спокойно сидеть на месте. Но как только я поднимался и прекращал эксперимент, тревога как ни в чём ни бывало прекращалась. Т.к. я человек увлекающийся и любопытный, то меня этот странный феномен заинтересовал. Позднее, проштудировав психологическую литературу, я нашёл описание похожего феномена и у Перлза, и у Франкла, и у ряда других исследователей. Перлз описывал эксперименты, в которых участники пытались просто присутствовать "в настоящем моменте", просто осознавая всё, что с ними происходит. Если выполнялось достаточно длительно, то некоторых начинал охватывать беспричинный страх. И, кажется, Франкл описывал, что если попросить некоторых невротиков спокойно посидеть в кресле и ничего не делать, то они начинали беспокойно и судорожно чем-то заниматься, двигаться, кто-то даже подскакивал, как будто их било током.

Мне захотелось разобраться, что это вообще за неизвестно откуда взявшаяся тревога. Я стал наблюдать за поднявшимися ощущениями, рефлексируя их. Но не всё так просто: нарастающая тревога не очень способствует беспристрастному наблюдению за собой. Поэтому первое время пришлось учиться не вскакивать и убегать. :) Сидел я так в самонаблюдении, кажется, часов по пять в день. И вдруг в какой-то из дней неожиданно мне начало ломить кости. Прям выкручивать, как наркоману. На сём мой сеанс самонаблюдения закончился, потому что терпеть это не хватало силы воли. :) В следующем сеансе кости снова стало ломить. Но мне эти пытки уже порядком надоели, я разозлился и, набравшись решимости, пообещал, что буду сидеть, пока не разберусь с этим.

В какой-то момент сидения я внезапно осознал, что в школе мне нравилась одна девочка, я хотел подойти и поцеловать её, но из-за своих комплексов волновался и не мог даже подумать о каких-либо решительных действиях в этом плане — все школьные годы просто любовался ею со стороны. И как только я осознал своё прошлое желание, меня резко отпустило, будто мне морфий вкололи. Тело мгновенно расслабилось, через него бурно начала идти какая-то энергия, которая там давно уже не была. :) Все проблемы, беспокойства и прочее как будто кто-то тряпкой с доски стёр одним махом. Расслабление было такой силы, что после несколько суток я мог спать в любом положении тела, хотя до этого дискомфорт был у меня даже на ортопедическом матраце. Я шёл по улице и улыбался, как дебил. :) Ничего подобного ранее я не испытывал, даже когда с наркотиками экспериментировал. :) Никакого страха лифтов и прочего подобного, настроение на подъёме.

Что я вынес из этого опыта? Я увидел, что в обычной жизни я внутренне очень сильно напряжён и зажат — всё время, 24 часа в сутки — и фоном идёт вот эта мучительная непрекращающаяся тревога, которая в сессии переросла в "наркоманскую" ломку. Разницу с "нормальным" состоянием я ощутил только тогда, когда у меня резко снизился (ушёл) вот этот негативный внутренний психосоматический фон. А до этого мне даже сравнить не с чем было — я всю жизнь жил в такой своеобразной психоэмоциональной яме. Было очень неожиданным понять, что ты постоянно находишься в тревоге и почему-то не можешь осознать столь очевидное.

Конечно, потом после улучшения моё общее состояние смазалось, но уже тогда было заметно, что оно не откатилось назад. Скажем так, я привык к нему, к своему новому состоянию и стал его воспринимать как обычное. Если описывать это метафорой, то это как выбросить немного камней из тяжёлого заплечного рюкзака — рюкзак всё ещё остаётся тяжёлым, но уже стало чуть легче.

Я не понял, как мне удалось так хорошо расслабиться, но позднее это всё-таки удалось "воспроизвести", а потом ещё, и ещё, и ещё... Впоследствии я разобрался с тем, как это работает (в двух словах хорошо не объяснишь) и смог уже работать с другими людьми, передавая им "навык".

 

Уход приступов

В общем, работая и работая, приобретая опыт и разбираясь в различных нюансах, я как бы уменьшал и уменьшал свой общий негативный фон-рюкзак, а также помогал это делать другим. И что было замечено?

А то, что постепенно стали пропадать различные яркие негативные состояния. Опишу один памятный случай. Пошёл я как-то в магазин :) и в каком-то месте улицы осознал, что у меня должен был сейчас случиться приступ паники, но я... "не знаю", как его сделать! Да-да, я понял, что не смог бы его получить даже, если бы захотел. Я словно забыл, как создавать такие приступы, как будто мне нечем было топить их печь за неимением дров. Тогда меня это весьма порадовало и даже развеселило: я ощутил некую победу над собой что ли. :) В этом не было никакой мистики — всё было для меня прозрачно. Зачем "паниковать", если можно не "паниковать"? :) И дрова эти для растопки — это мой общий негативный фон (основная составляющая этого фона — общая фоновая тревожность, которая то тут, то там постоянно всплывала в моих терапевтических сеансах).

Как, если кратко, я работал над собой, уменьшая негативный фон? Суть метода (без миллиона нюансов) состоит в следующем. Терапевтируемому нужно смотреть в то, что называют "настоящий момент", т.е. на то, что присутствует в теле и психике "в настоящем моменте", скажем так, в фоне (идёт фоном; иногда этот фон называют предсознанием — это информация для тех, кто в психоаналитической терминалогии шарит). Если вы тревожитесь фоном по жизни, то "в настоящем моменте" у вас будет эта самая тревога (очевидно!). Если хотите хоть каких-то примеров работы "с настоящим моментом", поищите на Ютюбе, как работает Перлз: это, конечно, будет лишь маленькая часть того, что можно затронуть "в настоящем моменте", однако, какое-то представление вы получите.

Как обычно, не всё так просто. :) У психики есть так называемые психологические защиты. Зачем они ей нужны? В контексте моего объяснения они нужны для того, чтоб всякие злоумышленники (и вы, в том числе :)) не смогли получить доступ к содержимому психики и что-то там легко поменять. Защиты, как иголки у ежа, нужны, чтоб сохранить ваше психическое здоровье. И они же, по иронии, сыграют с вами злую шутку, заблокировав уничтожение негативного фона.

Как это выглядит на практике для терапевтируемого? Вы садитесь поработать со своим "настоящим моментом", ожидаете, что там будет какая-то актуальная для вас проблема, тревога в данном случае, но никакой тревоги не видите. А раз её нет, то как бы и работать не с чем, не так ли? :) Но на самом деле работать есть с чем — с психологическими защитами, потому что именно они и "загружены" в "настоящий момент". Убираем защиты — выползет ваша тревожность, возможно (и даже — скорее всего :)), в такой форме, в которой вы не ожидали её увидеть. Приведу пример из опыта человека, с которым я работал.

Парень 22ух лет находился в подавленном состоянии. В одной из терапевтических сессий у него "в настоящий момент" всплыл полузабытый эпизод, в котором один из родственников склонял его сделать, извиняюсь, м@%ет. Парень согласился, а потом начал беспокоиться, что об этом эпизоде кто-то узнает, так как вращался в полукриминальной среде. Стыд, страх разоблачения, вина и прочие эмоции — всё смешалось в кучу и запихалось в дальний угол подсознания. Сам эпизод, вроде как, забылся, но вскоре, по словам самого бедолаги, внезапно начались какие-то "непонятные" приступы в замкнутых помещениях: будто останавливалось дыхание, и накатывал прям таки панический ужас. Всё это парню приходилось скрывать, чтоб не прослыть в своих кругах слабаком. После проработки эпизода с родственниками некоторые симптомы исчезли, состояние во время приступов стало более контролируемым. Как вы понимаете, логически найти связь между лифтом и гомосексуальным сексом не представляется возможным (если не впадать в крайние степени фрейдизма головного мозга :) — это не в обиду самому отцу психоанализа). Через какое-то время на поверхность вылезли и другие эпизоды, питающие приступы. В конечном итоге приступы в замкнутых пространствах прошли, попутно ушёл и выяснившийся в процессе работы страх за своё будущее (который шёл фоном по жизни у парня и управлял его действиями в многочисленных ситуациях), ушла и ещё парочка заморочек.

 

Немного про защиты...

...Чтоб было понятно непосвящённым. "Диссертацию" писать не буду — просто приведу несколько примеров (условных) защитных механизмов.

Девушка 27и лет. Когда в терапевтической сессии начинаем подбираться к корням проблематики, девушка начинает чихать и не может остановиться. :) Парень 29и лет. Во время сессии начинает натурально засыпать и ничего не может с этим поделать. Работать со спящим, по понятным причинам, невозможно, если вы не гипнотерапевт. :) Девушка 25и лет. В сессии в определённые моменты начинает на меня раздражаться, вести себя малость неадекватно. Аналогичное поведение у неё наблюдается со всеми своими бойфрендами, которые, вероятно, по этой причине уходят от неё. Мужчина 52ух лет. Постоянно сидит в сессии в таком характерном состоянии, типа "я самый умный, я прожил уже много лет, я и так всё про всё знаю". Эффективно работать из такого состояния не представляется возможным: "ты и так уже всё "знаешь" и поэтому ничего нового о себе и не сможешь узнать"....

Теория

Итак, соберу все кусочки моего рассказа в один пазл. Если у вас есть приступы панических атак, клаустрофобия и пр., то по "моей" теории вы тревожитесь не в какой-то конкретный период времени разворачивания, пика и угасания приступа, а всё время. Просто, возможно, уже на столько привыкли к этому, что воспринимаете такое фоновое состояние как само собой разумеющееся. А приступы — это что-то вроде всплесков, пиковых значений на условном графике тревожности в течение некоторого периода времени:

358443_original_.png

Работая с фоном, который присутствует "в настоящем моменте", вы уменьшаете количество "горючки" для всплесков. Постепенно снижается их частота и интенсивность. Вплоть до пропадания.

В процессе работы, как показала моя практика, вас, скорее всего, должно посетить (то самое) озарение, что тревога с вами всегда, буквально не отпускает вас. Это уже большой шаг к устранению самих приступов (я считаю). Попутно пропадают и другие типы всплесков, кроме приступов панических атак и клаустрофобии. Само собой, придётся потрудиться, чтобы получить результат.

 

Критика существующих методов

Немного покритикую известные мне группы методов работы со всплесками. Выражаю лично своё мнение и ничью работу не хочу обесценить. Короче, галопом по Европам. :) Не знаю, на сколько это будет интересно не терапевтам...

Первая группа — это "работа в поле". Т.е. человека приводят (или сам приходит :)), допустим, к лифту и непосредственно на месте, "в бою", в рестимулирующих условиях начинают работу. Недостаток этого подхода в том, что психика может оценить подобные ситуации как крайне небезопасные и заблокировать всю терапию от греха подальше. Терапевты как-то пытаются обойти эту преграду, придумывая различные ухищрения и замены для рестимулятора. Например, заранее обучают своих клиентов навыкам расслабления.

Вторая группа — работа с памятью. Т.е. каким-либо способом терапевтируемый вспоминает некоторый эпизод с приступом (в ряде подходов эпизод моделируется, например, в воображении, но для этого тоже нужна память), далее эпизод проясняется/"шлифуется" в рамках какого-либо подхода. Недостаток: нужно мучить память. Психика, чтобы защитить свои воспоминания, очень часто принимает решение: "убрать" возможность сознательно вспомнить (смоделировать) какие-то ключевые моменты приступа, знание о которых помогли бы процессу избавления. Т.е. бедолага не специально что-то скрывает и по своей инициативе усиленно сопротивляется терапевту, а "искренне" не помнит, т.е. если это и есть защита, то на практике не ясно какая именно (с чем работать???), т.к. она проявляется, скажем так, в скрытом (молчащем) режиме. Есть даже на столько тяжёлые случаи, что терапевтируемый не в состоянии вспомнить практически ни одной детали никакого приступа — даже под гипнозом. Кто-то (даже) вообще не осознаёт ("искренне"), что испытывает какие-либо приступы.

Работа же "с настоящим моментом" не задействует сознательные усилия по вспоминанию (и моделированию), так называемую "сознательную память". Контролируемая среда терапевтической сессии расценивается психикой как более безопасная, чем в случае "работы в поле". "В настоящем моменте" "загружен" только, скажем так, актуальный, уже готовый для работы материал. Эта гипотеза недоказуема, конечно. Однако, из опыта, я не сталкивался явно со случаями, когда терапевтируемый не смог в принципе справиться с какими-то переживаниями "в настоящем моменте".

Недостатки:

  1. Не рационально работать с заранее выбранными проблемами (так называемая "работа по запросу терапевтируемого") — копают только то, что присутствует "в настоящем моменте". В ряде случаев, чтобы добраться до той же проблемы панических атак, придётся разгрести другие проблемы, "загруженные" "в настоящий момент". Для кого-то это может быть не недостатком, а преимуществом, т.к. попутно идёт работа с другой проблематикой (во множественном числе).Т.к. защиты тоже пускаются в процессе терапии "под нож" (т.е. защиты убираются/снимаются), нужен период адаптации для психики, чтобы она восстановила свою оборону. Как показывает практика, временное состояние без части защит может сильно напугать терапевтируемого — последний должен понимать особенности динамики процесса терапии.
  2. Замечу, что глубокие нарушения, проявляемые в виде той же клаустрофобии и панических атак, проседают (проваливаются) с уровня психики ещё ниже — уже даже на уровень (физического) тела. Т.е. на каком-то этапе терапии придётся работать со здоровьем тела: правильное питание, физические упражнения, дыхательная гимнастика и пр., — иначе тело не будет успевать подтягиваться за психикой. Это тоже, само собой, из опыта пишу.

 

Заключение

Спасибо, что дочитали до конца! Не слишком сложно написал? Есть ли вопросы? Стоит ли писать ещё подобные популяризаторские статьи с авторским взглядом на различные околопсихологические вопросы?

В шутку называю себя практикующим мозговедом. :) Мозговедом — потому что помогаю другим справляться с их психологическими проблемами. А практикующим — потому что...

 

Андрей Дикун

 

Вопросы к Андрею и ответы

Вопрос: Добрый день, вы могли бы подробнее написать про настоящий момент и сам процесс перехода от созерцания окружающей среды, внутренних ощущений к пониманию корня проблемы? Как вы пишите — это словно озарение, но не понятно.

Суть в чём: моя девушка подвержена приступам. И с точки зрения обывателя — всё как вы пишите. Она проходила курс, но безрезультатно. Сам я также пришел к тому, что анализ ситуации ей помогает. Приступы могут случаться как в незнакомой так и повседневной обстановке. Часто связано с употреблением пищи, её словно парализует, она уходит. Минут 5-10 гуляем, и она в порядке. Осознание, анализ и прогнозирование ситуации (например едем к родственникам ей незнакомым: кто там? что может произойти? какие минусы тебе?) помогают пережить. Но самостоятельно она не задается такими вопросами. Ну или задается, но не прорабатывает все сценарии. Остаётся убежденность в том, что приступ обязательно случится.

Можно ли без ведома терапевтируемого выявить причину? Она отказывается от терапии, т.к. приступы довольно редки 1-3 в месяц. Но это потому, что она заведомо выбирает себе комфортную среду. Как вы описываете — я тоже вижу постоянную тревожность, нерешительность, очевидно, это мешает жить.

- - -

>> Добрый день, вы могли бы подробнее написать про настоящий момент и сам процесс перехода от созерцания окружающей среды, внутренних ощущений к пониманию корня проблемы? Как вы пишите — это словно озарение, но не понятно.

Я даже за одну статью не опишу вменяемо (хотя в дальнейшем планирую написать статьи на эту тему для широкой публики). Проще показывать на практике. Я в исходном посте сослался на видео того, как работает Перлз. Посмотрите на Ютюбе работу этого психолога — станет немного понятнее, что вообще делается в принципе. Перлз работает в стиле "сидит человек на "горячем" стуле, волнуется — значит волнение и берём в работу". Со времён Перлза эта область, само собой, продвинулась гораздо дальше, но идея примерно та же осталась. Корни проблем всплывают как и то же волнение, когда расчищен слой, под которым лежат корни. Т.е. вместо этого волнения придёт допустим, ощущение страха, которое при рассмотрении развернётся в эпизод из прошлого, который и будет одним из корешков исходной проблемы. Только это, конечно, не за одну сессию, если проблема запущена (а обычно она запущена  :))


>> Можно ли без ведома терапевтируемого выявить причину?

Если есть человек, который обладает таким виденьем (например, проработанный достаточно), то он может увидеть. Только знание причины ничего не даст. Терапевтируемый сам должен у себя внутри нащупать (докопаться) причину и пережить её в своём опыте. Катарсис — в психоанализе называется (погуглите).



>> Она отказывается от терапии

Если девушка не хочет избавляться от своих приступов, то как можно заставить того, кто не хочет? Да и не этично это.
Лучше подумать (разобраться) на тему того, а почему именно вы так хотите помочь своей девушке. Она-то, судя по вашему описанию, не сильно жаждет избавления. Только "она же моя девушка" — это не ответ в данном случае.

Мне интуиция подсказывает, что в вашем конкретном случае у вас у самого тревожное состояние. Я прям вижу, как вы "мечетесь" и "бегаете", не зная, за что схватиться. Вот попробуйте со своим текущим состоянием и поработать.

Вообще, всегда лучше работать с самим собой — остальные люди подтянутся. Да и своя рубашка ближе к телу.:)

P.S. Если сильно надо с кем-то поработать, то можете обращаться ко мне, только я работаю на платной основе. Ну, и чудес не творю. Упорная работа — наше всё.:)

* * *

Вопрос: Спасибо, работу Перлза обязательно посмотрю, т.к. пока вижу противоречие: в топике темы вы критикуете метод "работы в поле", при этом пишите о его методе "сидит на "горячем" стуле...". Как человек с базовыми знаниями психологии, я разницы не вижу. :)

- - -

>> пока вижу противоречие: в топике темы вы критикуете метод "работы в поле", при этом пишите о его методе "сидит на "горячем" стуле..."

Перлз же не ходит за человеком по лифтам и не подлавливает во время приступов. Просто вызывает человека из зала на стул для демонстрации работы своего метода. Это было бы работой в поле, если бы у человека была бы, например, какая-нибудь фобия сцены, т.к. человеку пришлось бы сидеть перед зрителями, а он сильно стремается. Вышел, сел — и сидит, стремается.

Однако, это игра словами и в названия — "в поле", "не в поле"... Важна суть, а не слова.

Т.к., в принципе, почти у всех людей в той или иной степени есть боязнь сцены ("о, боже, на меня все смотрят!"), то это ограничивает глубину работы в демонстрационной сессии: участник демонстрации будет себя в значительной мере контролировать, т.к. находится на людях, ведь на людях мы себя особенно сильно контролируем. Относительно боязни сцены и самоконтроля на людях — это работа в поле.



>> Остаётся убежденность в том, что приступ обязательно случится.

Это довольно типичная фишка приступов. Даже у некоторых эпилептиков такое есть (на этом даже основан один вид терапии, когда перед наступлением эпи-приступа "сбивают" основную частоту приступа, как бы запутывают приступ. :)



Ссылка на статью: https://медитация.рф/7925

Добавить комментарий
Реклама удаляется мгновенно, не старайтесь.


Рекомендуем