Любовь. Свобода. Одиночество

Ошо. «Любовь. Свобода. Одиночество». Читать онлайн сборник цитат из этой книги в виде подборки по тегу «Любовь. Свобода. Одиночество». Мы можем выводить теги статей, книг и цитат в виде пункта меню и если тема будет интересной, здесь могут появиться остальные теги-пункты меню. Например, «Утренние медитации», «Вечерние медитации» и «Ежедневные медитации». Пишите нам: форум, форма обратной связи, боковая вкладка "Есть вопросы?" или в комментариях к статьям


  • Найди основную причину

    Ты не можешь жить ради самого себя, поэтому начинаешь жить ради кого-то другого. И то же самое происходит и со всеми остальными — он или она не могут жить одни, поэтому они кого-то ищут. Двое людей, которые боятся собственного одиночества, собираются вместе и начинают играть в игру любви. Но глубоко внутри они ищут привязанности, преданности, рабства.

    Таким образом, рано или поздно то, чего ты хочешь, происходит. Это одно из самых больших несчастий в мире. Все, чего ты желаешь, случается. Рано или поздно ты это получишь, и предварительная игра исчезнет. Когда ее функция выполнена, она исчезнет. Когда вы станете мужем и женой, рабами друг друга, когда брак случится, любовь исчезнет, потому что любовь была только иллюзией, в которой двое людей могли стать рабами друг друга.

    Прямо ты не просишь рабства; это слишком унизительно. И прямо ты не можешь кому-то сказать: "Стань моим рабом". Он взбунтуется! И он не может тебе сказать: "Я хочу стать твоим рабом". Поэтому ты говоришь: "Я не могу жить без тебя". Но смысл остается прежним; это одно и то же. И когда это желание — настоящее желание — удовлетворено, любовь исчезает. Тогда ты ощущаешь оковы, рабство и начинаешь бороться, чтобы стать свободным.

    Помни это. Это один из парадоксов ума: что бы ты ни получил, тебе это надоедает, и ты жаждешь того, чего не получаешь. Когда ты один, ты жаждешь какого-то рабства, каких-то оков. Когда ты в рабстве, ты начинаешь жаждать свободы. На самом деле, только рабы жаждут свободы, а свободные люди пытаются быть рабами. Ум продолжает раскачиваться, как маятник, двигаясь от одной крайности к другой.

    Любовь не становится привязанностью. Привязанность — это потребность; любовь была только приманкой. Ты искал рыбу под названием привязанность; любовь была только наживкой, чтобы поймать эту рыбу. Когда рыба поймана, приманку выбрасывают. Помни это, и каждый раз, когда ты что-то делаешь, войди глубоко внутрь себя и найди основную причину.

  • Одна и та же жизнь

    Одна и та же жизнь течет по всему, одна и та же любовь наполняет каждое сердце, одна и та же радость танцует в каждом существе. Только благодаря своему непониманию мы считаем себя отдельными.

    Идея отделенности - только наша иллюзия. Идея единства будет нашим опытом предельной истины. Нужно лишь немного больше разума, и ты сможешь выйти из темноты, страдания, ада, в котором живет все человечество. Секрет того, как из него выйти, - помнить себя. И это вспоминание будет возможным, если ты поймешь идею, что ты один.

    Ты можешь прожить со своей женой - или мужем - сорок лет; все же вас двое. Твоя жена одна, ты один. Ты пытался создать фасад: "Мы не одни", "Мы семья", "Мы общество", "Мы цивилизация", "Мы культура", "Мы организованная религия", "Мы организованная политическая партия". Но все эти иллюзии не помогут.

    Ты должен признать, каким бы болезненным это ни казалось бы поначалу, что: "Я один в незнакомой стране". Это признание - впервые - болезненно. Оно отнимает вся наши иллюзии - которые были нашим великим утешением. Но как только ты осмеливаешься принять реальность, боль исчезает. И за этой болью скрыто величайшее благословение мира: ты знаешь самого себя.

    Ты - разум существования; ты сознание существования; ты душа существования. Ты часть этой бесконечной божественности, которая проявляется в тысячах форм: в деревьях, в птицах, в животных, в человеческих существах... но это одно и то же сознание в разных стадиях эволюции. И человек, который узнает себя, чувствует, что бог, которого он искал во всему миру, обитает в его собственном сердце, приходит к высочайшей точке эволюции. Нет ничего выше этого.

    Это впервые делает твою жизнь осмысленной, значительной, религиозной.

  • Уважай себя

    Они говорят: "Люби человечество, родину, отчизну, жизнь, существование, Бога". Большие слова, но совершенно бессмысленные. Сталкивался ли ты когда-нибудь с человечеством? Ты всегда сталкиваешься с человеческими существами - в то время как осуждаешь первое человеческое существо, с которым сталкиваешься, то есть себя.

    Ты не уважаешь себя, не любишь себя. Вся твоя жизнь тратится впустую на осуждение других. Именно поэтому люди так хорошо умеют находить недостатки. Они находят недостатки в себе - как они могут избежать того, чтобы не находить те же недостатки в других? Фактически, они их находят и преувеличивают, делают их как можно больше. Это кажется единственным выходом; тебе приходится это делать, чтобы хоть как-то сохранить лицо. Именно поэтому в мире столько критики и так мало любви.

  • Обычная любовь — это требование, настоящая любовь — это зрелость

    Любовь не значит того, что под нею обычно понимается. Обычная любовь — это только маскарад; за ней прячется что-то другое. Настоящая любовь — это совершенно другое явление. Обычная любовь — это требование, настоящая любовь — это зрелость. Она ничего не знает о требованиях; она знает только радость щедрости.

    В обычной любви слишком много притворства. Настоящая любовь непритворна; она просто есть. Обычная любовь становится тошнотворной, приторной, вязкой, тем, что вы называете "воркованием". Она приторна, она тошнотворна. Настоящая любовь — это питание, укрепляющее твою душу. Обычная любовь подкармливает твоё эго — не настоящего тебя, но ненастоящего. Ненастоящее всегда кормит ненастоящее, помни; а настоящее всегда кормит настоящее.

    Стань слугой настоящей любви — и это значит, стань слугой любви в её высочайшей чистоте. Отдавай, делись всем, что у тебя есть, делись и наслаждайся самим тем, что делишься. Не делай этого словно из чувства долга, а то исчезнет вся радость. И не чувствуй, что делаешь другому одолжение, никогда, ни на мгновение. Любовь никогда не делает одолжений. Фактически, напротив, когда кто-то принимает твою любовь, обязанным, чувствуешь себя ты. Любовь благодарна за то, что её принимают.

  • Любовь никогда не ждёт награды

    Любовь никогда не ждёт никакой награды, даже благодарности. Если с другой стороны приходит благодарность, любовь всегда удивлена — это приятная неожиданность, потому что нет никаких ожиданий.

    Нельзя разочаровать настоящую любовь, потому что, прежде всего, в ней нет никаких ожиданий. И нельзя удовлетворить ненастоящую любовь, потому что она укоренена в ожиданиях, и что бы ты ни сделал, этого всегда будет недостаточно. Если ожидания слишком велики, никто не сможет их удовлетворить. Таким образом, ненастоящая любовь всегда приносит разочарование, а настоящая любовь — осуществлённость.

  • Никогда не становись слугой возлюбленного

    Когда я говорю: "Стань слугой любви", я не говорю, что ты должен стать слугой тому, кого ты любишь, нет, совсем нет. Я не говорю, что ты должен стать слугой возлюбленного. Я говорю, стань слугой любви. Поклоняться следует чистой идее любви. Твой возлюбленный — только одна из форм этой чистой идеи. И всё существование наполнено не чем иным, как миллионами форм той же чистой идеи. Цветок — это одна идея, одна форма, луна — другая, твой возлюбленный — третья... твой ребёнок, мать, отец — все они формы, все они волны в океане любви. Но никогда не становись слугой возлюбленного. Всегда помни, твой возлюбленный — лишь крошечное выражение.

    Служи любви посредством возлюбленного, чтобы никогда не становиться привязанным к возлюбленному. И когда человек не привязан к возлюбленному, любовь достигает высочайших вершин. В то мгновение, когда человек становится привязанным, он начинает падать вниз. Привязанность — это своего рода гравитация, непривязанность благодатна. Ненастоящая любовь — это другое название привязанности; настоящая любовь укоренена в непривязанности.

  • Любовь проявляет сострадание, но не озабоченность

    Ненастоящая любовь проявляет столько озабоченности, она всегда озабочена. Настоящая любовь внимательна, но в ней нет озабоченности. Если ты действительно любишь человека, ты будешь внимательным к его настоящим потребностям, но не будешь проявлять заботы о его дурацких, глупых фантазиях. Ты позаботишься, как только сможешь о его потребностях, но не станешь удовлетворять его воображаемые желания. Ты не станешь удовлетворять ничего, что может ему повредить. Например, ты не станешь удовлетворять его эго, хотя его эго будет требовательно. Человек, который слишком заботлив, привязан, будет удовлетворять требования эго, а это значит, отравлять своего возлюбленного. Внимание означает, что ты видишь, что является не реальной потребностью, но потребностью эго; ты не будешь этого удовлетворять.

    Любовь проявляет сострадание, но не озабоченность. Иногда это жестоко, потому что иногда состраданию приходится быть жестоким. Иногда оно очень отрешённо. Если помогает отрешённость, будь отрешённым. Иногда оно очень холодное; если нужно быть холодным, будь холодным. Какой бы ни была потребность, любовь к ней внимательна, но не озабочена. Она не станет удовлетворять никаких нереальных потребностей; она не станет соответствовать никаким ядовитым идеям в другом.

  • Все священники и политики — паразиты

    Любовь — это питание для души. Любовь для души — это то же самое, что пища для тела. Без пищи тело слабо, без любви слаба душа. И никакое государство, никакая церковь, никакие объединённые интересы никогда не хотят, чтобы у людей были сильные души, потому что человек с духовной энергией обязательно будет бунтарём.

    Любовь делает тебя бунтарём, революционером. Любовь даёт тебе крылья, чтобы парить ввысь. Любовь даёт тебе прозрение в природу вещей, и никто не может тебя обманывать, эксплуатировать, угнетать. А священники и политики живут лишь тем, что сосут твою кровь; они выживают только благодаря эксплуатации.

    Все священники и политики — паразиты. Чтобы сделать тебя духовно слабым, они нашли верный метод, метод со стопроцентной гарантией, и он состоит в том, чтобы учить тебя не любить самого себя. Потому что если человек не может любить самого себя, он не может любить и никого другого. Это учение очень коварно, они говорят: "Люби других"... потому что знают, что если ты не можешь любить себя, то не сможешь любить вообще никого. Но они продолжают говорить: "Люби других, люби человечество, люби Бога. Люби природу, люби свою жену, мужа, детей, родителей". Но ты не любишь себя, потому что, по их словам, любовь к себе эгоистична. Они осуждают любовь к себе, как худшее из всего.

    И они придали своим учениям очень логичный вид. Они говорят: "Если ты любишь себя, то станешь эгоистом, если ты любишь себя, то станешь самовлюблённым". Это неправда.

  • Эго возникает в попытках любить других

    Человек, который любит себя, находит, что в нём нет никакого эго. Эго возникает именно в любви к другим без любви к себе, в попытках любить других. Миссионеры, социальные реформаторы, социальные служители имеют величайшие эго в мире — естественно, потому что они считают себя высшими человеческими существами. Они не обычные — обычные люди любят себя. Они любят других, они любят великие идеалы, они любят Бога.

    И вся их любовь фальшива, потому что у их любви нет никаких корней.

    Человек, который любит себя, совершает первый шаг к настоящей любви. Это всё равно, что бросить камешек в тихую заводь: круги начнут расходиться вокруг того места, где упал камешек, очень близко — естественно, где ещё они могут возникнуть? И тогда они будут продолжать распространяться; они достигнут дальнего берега. Если остановить круги, возникающие рядом с камешком, других кругов вообще не будет. Тогда ты не можешь надеяться создать круги, достигающие дальних берегов; это невозможно.

  • Долг — это четырёхбуквенное грязное слово

    Родители осуществляют свой долг по отношению к детям, и в ответ дети должны осуществлять свой долг по отношению к родителям. Жена исполняет долг по отношению к мужу, и муж исполняет долг по отношению к жене. Где же любовь?

    Любовь ничего не знает о долге. Долг — это бремя, формальность. Любовь — это радость, щедрость; любовь неформальна. Влюблённый никогда не чувствует, что сделал достаточно; влюблённый всегда чувствует, что возможно гораздо большее. Влюблённый никогда не чувствует: "Я сделал другому одолжение". Напротив, он чувствует: "Я чувствую себя обязанным, потому что моя любовь была принята. Другой сделал мне одолжение, приняв мой подарок, не отвергнув его".

    Человек долга думает: "Я выше, я духовный, незаурядный. Посмотрите, как я служу людям!" Эти народные служители — самые фальшивые люди в мире и к тому же самые вредоносные. Если бы нам удалось избавиться от народных служителей, человечество освободилось бы от бремени, почувствовало бы себя очень легко, снова смогло бы танцевать, петь.

  • Маленький камешек в озере

    Влюбиться в самого себя —... это первый шаг любви и первый её опыт. Человек, который любит себя, уважает себя. А человек, который любит и уважает себя, любит и уважает и других, потому что знает: "Другие точно такие же, как я. Точно так же, как я наслаждаюсь любовью, уважением, достоинством, наслаждаются и другие"...

    Человек, который любит себя, так наслаждается любовью и становится таким блаженным, что любовь начинает его переполнять, она начинает достигать других. Ей приходится достичь других! Если ты проживаешь любовь, ты начинаешь ею делиться. Ты не можешь продолжать любить себя вечно, потому что одно станет тебе абсолютно ясно: если любить одного человека, себя, так безмерно экстатично и красиво, насколько больший экстаз ждёт тебя, если ты начнёшь делиться любовью со многими, многими людьми!

    Мало-помалу круги начинают достигать другого берега. Ты любишь других людей, потом начинаешь любить животных, птиц, деревья, камни. Ты можешь наполнить своей любовью всю вселенную. Одного-единственного человека достаточно, чтобы наполнить любовью всю вселенную, точно как одного камешка — маленького камешка — достаточно, чтобы наполнить кругами всё озеро.

  • Первое прозрение в вечность

    Фактически, любовь — это такой свет, что темнота эго вообще не может в нём существовать. Если ты любишь других, если твоя любовь сфокусирована на других, ты будешь оставаться в темноте. Обрати свой свет сначала на самого себя, стань сначала светом самому себе. Пусть этот свет рассеет твою внутреннюю темноту, внутреннюю слабость. Пусть любовь сделает тебя огромной энергией, духовной силой.

    И как только твоя душа становится сильной, ты узнаешь, что никогда не умрёшь, что ты бессмертен, вечен. Любовь даёт тебе первое прозрение в вечность. Любовь — это единственный опыт, ведущий за пределы времени: именно поэтому влюблённые не боятся смерти. Любовь не знает смерти. Единственное мгновение любви больше, чем целая вечность.

  • Не осуждай себя

    Не осуждай себя. Тебя столько осуждали, и ты принял всё это осуждение. Теперь ты продолжаешь причинять себе вред. Никто не считает себя достаточно достойным, никто не считает себя красивым творением Бога; никто не думает, что он вообще нужен. Всё это ядовитые идеи, но тебя ими отравили. Ты всосал яд с молоком матери, и таким было всё твоё прошлое. Человечество жило под тёмным, тёмным облаком самоосуждения. Если ты осуждаешь себя, как ты можешь расти? Как ты можешь вообще стать зрелым? И если ты осуждаешь себя, как ты можешь поклоняться существованию? Если ты не можешь поклоняться существованию внутри себя, то не сможешь поклоняться существованию и в других; это невозможно.

    Ты можешь стать частью целого, только глубоко уважая обитающего в тебе Бога. Ты хозяин, Бог — твой гость. Любя себя, ты это узнаешь: Бог избрал тебя своим проводником. Избрав тебя своим проводником, он уже воздал тебе уважение, проявил любовь. Он создал тебя не случайно...

  • Если ты ненавидишь себя, как ты можешь медитировать?

    Ты не уважаешь себя, не любишь себя. Вся твоя жизнь тратится впустую на осуждение других. Именно поэтому люди так хорошо умеют находить недостатки. Они находят недостатки в себе — как они могут избежать того, чтобы не находить те же недостатки в других? Фактически, они их находят и преувеличивают, делают их как можно больше. Это кажется единственным выходом; тебе приходится это делать, чтобы хоть как-то сохранить лицо. Именно поэтому в мире столько критики и так мало любви...

    Не бойся любить себя. Люби тотально, и ты будешь удивлён: тот день, когда ты избавишься от всего самоосуждения, от всего неуважения к себе, тот день, когда ты сможешь избавиться от идеи первородного греха, тот день, когда ты сможешь считать себя достойным и любимым существованием, будет днём великого благословения. С этого самого дня и впредь ты будешь видеть людей в их истинном свете, и в тебе будет сострадание. И оно будет не культивируемым состраданием; это будет естественный, спонтанный поток.

    И человеку, который любит себя, легко стать медитативным, потому что медитация означает быть с самим собой. Если ты ненавидишь себя — а это то, что ты делаешь, чему тебя учили, и чему ты скрупулёзно следовал, — если ты ненавидишь себя, как ты можешь быть с самим собой? А медитация — это не что иное, как наслаждение собственным красивым одиночеством. Празднование себя — в этом состоит вся медитация.

  • У нас немного времени

    Медитация — это не отношения; другого вообще не нужно, человек самодостаточен. Человек купается в собственной славе, купается в собственном свете. Человеку просто радостно, потому что он жив, потому что он есть.

    Величайшее чудо в мире то, что ты есть, что я есть. Быть — вот величайшее чудо, и медитация раскрывает двери этого чуда. Но только человек, который любит себя, может медитировать; иначе ты всегда бежишь от себя, избегаешь себя. Кому захочется смотреть на уродливое лицо, кому захочется проникнуть в уродливое существо? Кому захочется глубоко войти в собственную грязь, в собственную темноту? Кому захочется войти в тот ад, каким ты себя считаешь? Ты хочешь, чтобы всё это было заслонено прекрасными цветами, и тебе всегда хочется бежать от самого себя.

    Поэтому люди постоянно ищут компании. Они не могут оставаться с самими собой; они хотят быть с другими. Люди ищут, какой угодно компании; если они могут избежать компании самих себя, подойдёт что угодно. Они будут три часа сидеть в кинотеатре, смотря что-то совершенно глупое. Они будут часами читать детективный роман, тратя время впустую. Они будут снова и снова перечитывать одну и ту же газету, чтобы оставаться занятыми. Они будут играть в карты и шахматы, просто чтобы убить время, как будто у них слишком много времени!

    У нас немного времени. У нас недостаточно времени, чтобы расти, быть, радоваться.

  • Люби себя, говорит Будда

    Одна из основных проблем, созданных неправильным воспитанием: ты избегаешь самого себя. Люди сидят перед телевизором, приклеенные к своим стульям, четыре, пять, даже шесть часов. Средний американец смотрит телевизор пять часов в день, и эта болезнь распространится по всему миру. И что вы видите? Что вы получаете? Сжигая глаза...

    Но так было всегда; даже если бы телевизора не было, есть другие вещи. Проблема остаётся прежней: как избежать самого себя, потому что человек чувствует себя таким уродливым. И кто сделал вас такими уродливыми? Ваши так называемые религиозные люди, папы, шанкарачарьи. Они ответственны за то, как искажены ваши лица, они добились успеха; они сделали уродливым каждого.

    Каждый ребёнок рождается красивым, но мы тут же начинаем искажать его красоту, калечить его всеми способами, парализовывать его всеми способами, искажать его пропорции, выводить его из равновесия. Рано или поздно он начнёт испытывать к себе такое отвращение, что готов будет быть с кем угодно. Он может пойти к проститутке, только чтобы избежать самого себя.

    Люби себя, говорит Будда. И это может трансформировать мир. Это может разрушить всё уродливое прошлое. Это может провозгласить новую эру, это может стать началом нового человечества.

  • Люби себя и наблюдай — сегодня, завтра, всегда

    Окружи себя энергией любви. Люби тело, люби ум. Люби весь свой механизм, весь свой организм. Под "любовью" подразумевается: прими его, как он есть. Не пытайся подавлять. Мы что-то подавляем, только когда это ненавидим, мы что-то подавляем, только когда мы против этого. Не подавляй, потому что, подавляя, как ты будешь наблюдать? Мы не можем смотреть в глаза врагу; мы можем смотреть в глаза только возлюбленному. Если ты не влюблён в самого себя, ты не сможешь смотреть самому себе в глаза, не сможешь увидеть своё лицо, заглянуть в собственную реальность.

    Наблюдение — это медитация, так Будда называет медитацию. Наблюдение — это пароль Будды. Он говорит: "Осознавай, будь начеку, не будь бессознательным. Не веди себя сонно. Не продолжай функционировать, как машина, как робот". Именно так живут люди.

  • Видеть вещи такими, как есть

    Твой ум постоянно проецирует, проецирует самого себя. Твой ум постоянно вмешивается в реальность, придаёт ей свой цвет, форму и образ, который ей не принадлежит. Твой ум никогда тебе не позволяет видеть то, что есть; он всегда позволяет тебе видеть только то, что хочет видеть.

    Учёные раньше думали, что наши глаза, нос, другие органы чувств и ум — это не что иное, как выходы в реальность, мосты в реальность. Но теперь всё понимание изменилось. Теперь они говорят, что наши органы чувств и ум на самом деле не выходы в реальность, но часовые, становящиеся у неё на пути. Лишь два процента реальности вообще проникает в тебя, минуя этих часовых; девяносто восемь процентов остаётся снаружи. И те два процента, которые достигают тебя и твоего существа, больше не в первозданном виде. Им пришлось преодолеть столько препятствий, пройти столько согласований в уме, что к тому времени, как они тебя достигают, они совершенно преображаются.

    Медитация означает: отложить ум в сторону, чтобы он больше не примешивался к реальности, и ты мог видеть вещи такими, как есть.

  • Единственный способ быть счастливым

    Первая основа: быть центрированным в себе. Вторая основа: всегда искать собственного блаженства. Если ты центрирован в себе, ты будешь заботиться о себе во всём, что ты делаешь. Ты можешь идти и служить людям, но делать это будешь только потому, что наслаждаешься этим, потому что любишь это делать, потому что, делая это, чувствуешь себя счастливым и блаженным — делая это, ты чувствуешь себя. Ты не выполняешь никакого долга; ты не служишь никакому человечеству. Ты не великий мученик; ты ничем не жертвуешь. Эти термины ничего не значат. Ты просто остаёшься счастливым, по-своему, и это даёт тебе хорошее чувство. Ты идёшь в больницу и служишь больным, или идёшь к бедным и служишь им, но ты это любишь. Именно так ты растёшь. Глубоко внутри ты чувствуешь блаженство и молчание, и ты счастлив оттого, что делаешь.

    Центрированный в себе человек всегда ищет собственного счастья. И красота в том, что чем больше ты ищешь своего счастья, тем более помогаешь быть счастливыми другим. Потому что это единственный способ быть счастливым в мире. Если каждый из окружающих тебя несчастлив, ты не можешь быть счастливым, потому что ни один человек не остров. Он — часть огромного континента. Если ты хочешь быть счастливым, тебе придётся помочь быть счастливыми всем вокруг тебя. Тогда и только тогда, можешь быть счастливым ты.

  • Несчастье заразительно

    Несчастье заразительно, как любая болезнь. Блаженство тоже заразительно, как любая болезнь. Если ты помогаешь другим быть счастливыми, по большому счёту ты помогаешь быть счастливым самому себе. Человек, глубоко заинтересованный в своём собственном счастье, всегда заинтересован и в счастье других, и именно поэтому он им помогает. Если каждого в мире научить заботиться о себе, весь мир будет счастливым. Не будет никакой возможности несчастья.

    Если хочешь быть здоровым, ты не можешь жить среди людей, которые больны. Как ты можешь быть здоровым? Это невозможно, это против законов природы. Ты должен будешь помочь другим быть здоровыми. В этом здоровье становится возможным твоё собственное здоровье.

    Учите каждого заботиться о себе, из этого вырастает забота о других. Забота о других, по большому счёту, это забота о себе, поначалу это может выглядеть как забота о других, но в конечном итоге это осуществляет тебя. И тогда счастье может быть преумножено: на тебя падает столько счастья, сколько вокруг тебя счастливых людей. Ты можешь быть сверх-счастливым.

  • Когда ты несчастен, тебе хочется что-то разбить или разрушить

    Когда у тебя есть счастье, ты можешь им поделиться; когда у тебя его нет, как ты можешь им поделиться? Прежде чем чем-то делиться, нужно это иметь. Не заботящийся о себе человек всегда серьёзен, глубоко внутри болен, тревожен. Он упустил собственную жизнь. И помни, каждый раз, когда ты упускаешь собственную жизнь, это делает тебя более убийственным, суицидальным. Каждый раз, когда человек живёт в страдании, ему хочется разрушать.

    Страдание разрушительно; счастье созидательно. Есть лишь одно творчество, и оно возникает из блаженства, радости, веселья. Когда ты радостен, тебе хочется что-то создать — может быть, детскую игрушку, может быть, стихотворение, может быть, картину, — что угодно. Каждый раз, когда тебя переполняет радость жизни, как это выразить? Ты что-то создаёшь, то или другое. Но когда ты несчастен, тебе хочется что-то разбить или разрушить. Тебе хочется стать политиком, тебе хочется стать солдатом, тебе хочется создать какую-то ситуацию, в которой ты можешь быть разрушительным.

  • Заменитель принадлежности

    Счастливый человек принадлежит самому себе. Почему он должен принадлежать к какой-то организации? Это путь несчастного человека: принадлежать к какой-то организации, принадлежать к какой-то толпе. Он не принадлежит самому себе, потому что у него нет корней внутри себя, и это приводит его в глубокую, глубокую тревогу: он должен принадлежать. Он создаёт заменитель принадлежности. Он идёт и становится частью какой-то политической партии, революционной партии, или частью чего угодно, религии. Тогда он чувствует, что к чему-то принадлежит: есть толпа, в которой он укоренён.

    Человек должен быть укоренённым в самом себе, потому что путь в глубину существования начинается с него самого. Если ты принадлежишь к толпе, ты принадлежишь к тупику, из которого никакой дальнейший рост невозможен. Это конец, остановка.

  • Выше любви?

    Что такое браки, как не деловые договоры? "Мы предаём себя друг другу перед лицом суда" — вы оскорбляете любовь! Вы следуете закону, а это самое низшее в существовании и самое уродливое. Принося любовь в суд, совершаете непростительное преступление. Вы заявляете перед судьёй в суде: "Мы хотим пожениться и останемся мужем и женой. Это наше обещание перед законом: мы не расстанемся, и не будем обманывать друг друга". Разве вы не видите, что это величайшее оскорбление любви? Разве вы тем самым не ставите закон выше любви?

  • Любовь — единственная свобода от привязанности

    Любовь — единственная свобода от привязанности... потому что, когда ты любишь, ты даже не думаешь ни о чём другом. Любя всё, ты не привязан ни к чему. Каждое мгновение приходит с новым великолепием, с новой славой, с новыми песнями; каждое мгновение вносит в танец новые танцы. Может быть, партнёры меняются, но любовь остаётся прежней.

    Привязанность — это желание, чтобы партнёр никогда не менялся. Ради этого вы даёте клятву перед судом, обществом — всё это глупые формальности. И если вы пойдёте против этих формальностей, то потеряете всё уважение и честь в глазах людей, среди которых вам приходится жить.

    Любовь ничего не знает о привязанности, потому что в любви нет никакой возможности пасть ниже своего достоинства. Любовь сама по себе честь, сама по себе респектабельность; нельзя ничего с ней сделать. Я не говорю, что партнёры не могут меняться, но это неважно: когда партнёры будут меняться, но любовь будет оставаться текущей, словно река, тогда, фактически, в мире будет гораздо больше любви, чем есть сегодня. Сегодня мир почти как неплотно закрытый кран — кап, кап, кап... Это не утолит ничьей жажды. Любовь должна быть океанической, не капающей по капле из протекающего крана общества. А все браки принадлежат обществу.

  • Играть на берегу моря

    Человеку следовало бы понимать себя просто как ребёнка, играющего на берегу моря, собирающего ракушки, цветные камешки и безмерно наслаждающегося, словно он нашёл великое сокровище. Если человек может наслаждаться мелочами жизни, жить в свободе и позволить жить в свободе другим, весь его мир может стать совершенно другого рода миром. Тогда в нём будет качество красоты, грации; в нём будет великое сияние, и каждое сердце будет гореть огнём. И как только ты узнаешь этот огонь, пламя продолжает расти. Пламя любви растёт точно как деревья; пламя любви приносит цветы и плоды, точно как деревья.

  • Двуспальная кровать — враг человечества

    В то мгновение, когда любовь становится привязанностью, любовь становится отношениями. В то мгновение, когда любовь становится требовательной, это тюрьма. Она разрушила твою свободу, ты не можешь лететь в небо, ты в клетке... Если есть другой, не может сохраняться молчание: другой что-то спросит, что-то скажет, что-то сделает, заставит тебя что-то сделать.

    Человек, который изобрёл двуспальную кровать, был одним из величайших врагов человечества. Даже в постели — никакой свободы! Ты не можешь двигаться; другой всегда рядом. И в большинстве случаев другой занимает большую часть места. Если тебе удаётся заполучить немного места, тебе повезло, и помни, другой постоянно растёт. Это очень странный мир, где женщины продолжают расти, а мужчины — сжиматься. И во всём виноват мужчина — он делает этих женщин толстыми, беременными. Ещё больше проблем ждёт впереди. Если два человека, мужского и женского пола, помещены вместе, вскоре появится третий. Если он не появляется, соседи тревожатся: "В чём дело? Почему не появляется ребёнок?"

    Почему все люди так тревожатся о том, чтобы создавать проблемы другим? Если кто-то не женат, они беспокоятся: "Почему ты не женишься?", как будто брак — это какой-то вселенский закон, которому нужно следовать. Измученный всеми и каждым, человек начинает думать, что ему лучше жениться — по крайней мере, все эти люди перестанут его мучить. Но это ошибка: как только ты женишься, они начинают спрашивать: "Когда будет ребёнок?"

    Теперь уже это очень трудная проблема. Это не в твоих руках: ребёнок может родиться, может не родиться, и он родится в своё время. Но эти люди будут тебя донимать... "Дом не дом без ребёнка". Это правда, потому что без ребёнка дом кажется таким молчаливым; с появлением ребёнка дом кажется сумасшедшим домом! И чем больше детей, тем более умножаются проблемы.

  • Секс — это только потребность продолжать себя

    Если любовь понимать как встречу двух душ — не просто сексуальную, биологическую встречу мужских и женских гормонов — тогда любовь может дать тебе великие крылья, великие прозрения в жизнь. И тогда впервые влюблённые могут быть друзьями. Обычно они остаются переодетыми врагами.

    Религии и так называемые святые, которые бежали от мира, трусы, которые не могут смотреть в лицо и столкнуться лицом к лицу с жизнью, отравили всю идею любви как единственной духовности. Они осудили секс, и с осуждением секса была осуждена и любовь, потому что люди думают, что секс и любовь — это синонимы. Это не так. Секс — это очень небольшая часть твоей биологической энергии. Любовь — это всё твоё существо, любовь — это твоя душа. Тебе придётся узнать, что секс — это только потребность общества, расы продолжать себя — ты можешь в этом участвовать, если хочешь. Но нельзя избегать любви. В то мгновение, как ты начинаешь избегать любви, всё твоё творчество умирает, и все твои органы чувств теряют чувствительность; тебя покрывает толстый слой пыли. Ты становишься живым мертвецом.

    Да, ты дышишь, ты ешь, и каждый день ходишь в контору, пока не приходит смерть и не освобождает тебя от скуки, которую ты носил с собой всю жизнь.

  • Инструмент воспроизведения

    Если у тебя нет ничего, кроме секса, у тебя вообще ничего нет; тогда ты только инструмент воспроизведения биологии, вселенной. Ты только машина, фабрика. Но если ты можешь постичь любовь как своё настоящее существо и любовь к другому человеку как глубокую дружбу, как танец двух сердец вместе в такой синхронности, что они почти становятся одним, тебе не нужно никакой другой духовности. Ты её нашёл.

    Любовь ведёт к предельному опыту, называемому богом, называемому абсолютом, называемому истиной. Это только названия. Фактически, у предельного нет имени; оно безымянно, но к нему ведёт любовь.

    Если ты думаешь только о сексе и никогда не приходишь к осознанию любви, ты просто пускаешь себя на ветер. Да, ты произведёшь детей, проживёшь в несчастье и будешь играть в карты, смотреть фильмы и ходить на футбол, и переживёшь великие опыты тщетности, скуки, войны, с постоянным фоном тревоги, которую экзистенциалисты называют Angst*. Но ты никогда не узнаешь настоящей красоты существования, настоящего молчания и мира космоса.

    Любовь может сделать это возможным.

    Но помни, любовь не знает никаких границ. Любовь не может быть ревнивой, потому что любовь не может владеть. Ты кем-то владеешь — это значит, ты кого-то убил и превратил его в собственность.

    Владеть можно только вещами. Любовь даёт свободу. Любовь есть свобода.

  • Взаимный нарциссизм

    Когда ты влюбляешься в женщину, наблюдай, будь бдителен — это может быть не что иное, как нарциссизм. Лицо этой женщины, её глаза, её слова могут просто действовать как озеро, в котором ты видишь собственное отражение. Вот моё собственное наблюдение: из сотни случаев любви девяносто девять нарциссичны. Люди любят не женщину, которая реально существует. Они любят чувство собственной важности, которое эта женщина им даёт, внимание, которое эта женщина им даёт, лесть, которую эта женщина изливает на мужчину. Женщина льстит мужчине, мужчина льстит женщине, это взаимная лесть. Женщина говорит: "Ты красивее всех на свете. Ты просто чудо! Ты величайших из всех, кого только создал Бог. Даже Александр Великий ничто в сравнении с тобой". И ты раздуваешься, и твоя грудь расправляется, и голова начинает пухнуть, в ней нет ничего, кроме соломы, но солома придаёт объём. И ты говоришь женщине: "Ты величайшее творение Бога. Даже Клеопатра ничто в сравнении с тобой. Я не могу поверить, что Бог когда-нибудь создаст что-нибудь лучше тебя. Никогда больше не будет такой красивой женщины".

    Именно это вы называете любовью! Это нарциссизм: мужчина становится заводью и отражает женщину, и женщина становится заводью и отражает мужчину... Фактически, не только отражает истину, но и украшает её, тысячей и одним способом заставляет выглядеть красивее и красивее. Именно это люди называют любовью. Это не любовь; это взаимное удовлетворение эго.

  • Эго приходит из сравнения

    Эго приходит из сравнения. Любовь к себе не знает никакого сравнения: ты есть ты, вот и всё. Ты не говоришь, что кто-то другой ниже тебя, ты вообще не сравниваешь. Каждый раз, когда приходит сравнение, знай точно, что это не любовь: где-то скрывается трюк, тонкая стратегия эго.

    Эго живёт в сравнении. Когда ты говоришь женщине: "Я тебя люблю", это одно, когда ты говоришь женщине: "Клеопатра ничто в сравнении с тобой", это другое, совершенно другое, прямо противоположное. Зачем вносить в это Клеопатру? Разве ты не можешь любить эту женщину, не внося Клеопатры? Клеопатра вносится, чтобы раздуть эго. Люби этого мужчину, зачем вносить Александра Великого?

    Любовь не знает никакого сравнения; любовь просто любит, не сравнивая.

    Таким образом, каждый раз, когда возникает сравнение, помни — это эгоистическая гордость. Это нарциссизм. И каждый раз, когда нет никакого сравнения, помни, это любовь, будь это любовь к себе или к другому.

  • Совершенство нельзя практиковать

    Каждый пытается быть совершенным. А в то мгновение, когда кто-то пытается быть совершенным, он начинает ожидать, чтобы совершенными были все остальные. Он начинает осуждать людей, он начинает унижать людей. Именно это веками делали ваши так называемые святые. Именно это с вами сделали ваши так называемые религии — отравили ваше существо идеей совершенства.

    Поскольку ты не можешь быть совершенным, ты начинаешь чувствовать себя виноватым, теряешь уважение к себе. А человек, который потерял уважение к себе, потерял всё человеческое достоинство. Твоя гордость раздавлена, твоя человечность уничтожена такими красивыми словами как совершенство.

    Человек не может быть совершенным. Да, есть вещи, которые человек может пережить, но которые за пределами обычной концепции человека. Пока человек не испытает и нечто от божественного, он не может знать совершенства.

    Совершенство — это не что-то подобное дисциплине, это не что-то такое, что ты можешь практиковать. Это не что-то такое, что ты должен репетировать. Но именно этому учат каждого, и в результате получается мир, полный лицемеров, которые прекрасно знают, что они полы и пусты, но продолжают притворяться, что в них есть все возможные качества, которые на самом деле не более чем пустые слова.

  • Аромат цветка

    Любовь — это побочное следствие поднимающегося сознания. Она точно как аромат цветка. Не ищи его в корнях, его там нет. Твоя биология — это твои корни, твоё сознание — это твоё цветение. По мере того как ты становишься более и более раскрывшимся лотосом сознания, ты будешь удивлён, ошарашен великим опытом, который можно назвать только любовью. Ты так полон радости, так полон блаженства, и каждый фибр твоего существа танцует в экстазе. Ты точно как дождевое облако, которое хочет пролиться.

    В то мгновение, когда тебя переполняет блаженство, возникает великая жажда им поделиться. Когда ты им делишься, это и есть любовь.

  • Нет предела

    Любовь нужно понимать не как биологическое волнение — это похоть. Это есть во всех животных, в этом нет ничего особенного, это есть в деревьях. Это способ, которым природа воспроизводит себя. В этом нет ничего духовного и ничего особенно человеческого. Поэтому, прежде всего, нужно сделать ясное и чёткое разграничение между похотью и любовью. Похоть — это слепая страсть, любовь — это аромат молчаливого, мирного, медитативного сердца. Любовь не имеет ничего общего с биологией, химией или гормонами.

    Любовь — это полёт твоего сознания в высшие царства, за пределы материи и за пределы тела. В то мгновение, когда ты понимаешь любовь, как нечто трансцендентальное, любовь больше не становится основным вопросом. Теперь основной вопрос в том, как трансцендировать тело, как узнать в себе нечто запредельное — за пределами всего измеримого.

  • Лучше любить

    Любви самой по себе достаточно. Она не нуждается в улучшении. Она совершенна такая, как есть, она ни в каком смысле не должна быть более совершенной. Само желание [лучше любить] показывает непонимание любви и природы. Как ты можешь усовершенствовать круг? Все круги совершенны, если они не совершенны, это не круги. Совершенство свойственно кругу, и тот же закон верен в отношении любви. Ты не можешь любить меньше, не можешь любить больше, потому что это не количество. Это качество, которое неизмеримо.

  • Любовь — это величайший дзенский коан

    Очень немногие люди совершают самоубийство внезапно. Другие выбирают медленное самоубийство; они умирают постепенно, мало-помалу. Но суицидальная тенденция стала почти вселенской.

    Это не способ жить. И причина, основная причина состоит в том, что мы забыли язык любви. Мы больше недостаточно храбры для того, чтобы двигаться в приключение, называемое любовью.

    Поэтому людей интересует секс — в сексе нет ничего рискованного. Он мгновенен, ты в него не вовлекаешься. Любовь — это вовлеченность, это преданность. Она не мгновенна. Как только она пускает корни, она может быть навсегда. Она может быть вовлечённостью длиной в целую жизнь. Любовь требует близости, и только в близости другой становится зеркалом. Когда ты сексуально встречаешься с мужчиной или женщиной, ты вообще не встречаешься; фактически, ты избегаешь души другого человека. Ты просто используешь его тело и убегаешь, и другой использует твоё тело и убегает. Вы никогда не становитесь достаточно близкими, чтобы открыть оригинальные лица друг друга.

    Любовь — это величайший дзенский коан.

  • Постоянно оставаться текучим

    Есть проблемы, которые созидательны, потому что они ведут тебя к высшей осознанности. Есть проблемы, которые никуда тебя не ведут; они просто удерживают тебя скованным, они просто удерживают тебя в твоём прежнем хаосе. Любовь создаёт проблемы. Ты можешь избежать этих проблем, избегая любви, но это жизненно важные проблемы! С ними нужно встретиться, столкнуться лицом к лицу, их нужно прожить и выйти за их пределы. А чтобы выйти за их пределы, нужно через них пройти. Любовь — это единственная реальная вещь, которая стоит того, чтобы её пережить. Всё остальное вторично. Если всё остальное помогает любви, хорошо. Все остальные вещи — это только средства, любовь — это цель. Поэтому, как бы это ни было больно, иди в неё.

    Если ты не идёшь в любовь, как решили многие люди, тогда ты застреваешь в самом себе. Тогда твоя жизнь — это не паломничество, тогда твоя жизнь — это не река, текущая к океану, твоя жизнь — это застойное и мутное болото, и вскоре от тебя не останется ничего, кроме грязной лужи. Чтобы оставаться чистым, человеку нужно постоянно оставаться текучим. Река остаётся чистой, потому что продолжает течь. Поток — это процесс, в котором ты всегда остаёшься девственным.

  • Любовь — это лестница

    Любовь впервые даёт тебе опыт того, как быть сонастроенным с чем-то, кроме твоего собственного эго. Любовь даёт тебе первый урок того, как прийти в гармонию с кем-то, кто никогда не был частью твоего эго. Если ты можешь быть в гармонии с женщиной, если ты можешь быть в гармонии с другом, с мужчиной, если ты можешь быть в гармонии с ребёнком или с матерью, почему ты не можешь быть в гармонии со всеми человеческими существами? И если гармония с одним человеком приносит такую радость, что получится, если ты будешь в гармонии со всеми человеческими существами? А если ты можешь быть в гармонии со всеми человеческими существами, почему ты не можешь быть в гармонии с животными, птицами и деревьями? Один шаг ведёт к другому.

    Любовь — это лестница. Она начинается с одного человека, а заканчивается всей полнотой целого. Любовь — это начало, Бог — конец. Бояться любви, бояться растущей боли любви, значит оставаться в запертой тёмной камере.

  • Любовь — это открытое небо

    Любовь — это открытое небо. Быть влюблённым, значит быть как птица на крыле. Но, конечно, безграничное небо вызывает страх.

    Отбросить эго очень больно, потому что нас учили культивировать эго. Мы думаем, что это наше единственное сокровище. Мы его защищали; мы его украшали, мы его постоянно полировали. И когда любовь стучится в двери, всё, что нужно, чтобы влюбиться — это отложить эго в сторону. Конечно, это больно. Это работа всей твоей жизни, это единственное, что ты только создал, — это эго, эту идею: "Я отделён от существования".

    Эта идея уродлива, потому что это неправда. Эта идея иллюзорна, но наше общество существует, основываясь на этой идее: что каждый человек — это человек, не присутствие.

    Истина в том, что во всём мире нет ни единого человека; есть только присутствие. Тебя нет как эго, отдельного от существования. Ты часть целого. Целое проникает в тебя, целое дышит в тебе, пульсирует в тебе, целое — это твоя жизнь.

  • Любовь — это сама основа самопознания

    Любовь — это сама основа самопознания. Человек, который не узнал другого в глубокой любви, в интенсивной страсти, в совершенном экстазе, не сможет узнать, кто такой он сам, потому что у него не будет зеркала, чтобы увидеть собственное отражение.

    Отношения — это зеркало, и чем чище любовь, чем выше любовь, тем лучше зеркало, тем чище зеркало. Но высшая любовь требует, чтобы ты оставался открытым. Высшая любовь требует, чтобы ты был уязвимым. Тебе придётся отбросить всю броню; это больно. Тебе придётся перестать быть постоянно на страже. Тебе придётся отбросить расчётливый ум. Тебе придётся рискнуть. Тебе придётся жить опасно. Другой может тебя ранить, поэтому страшно быть уязвимым. Другой может тебя отвергнуть, поэтому страшно быть влюблённым.

    Отражение, которое ты найдёшь в другом, может оказаться уродливым — это вызывает тревогу: избегай зеркала! Но, избегая зеркала, ты не станешь красивее. Избегая ситуации, не будешь ты и расти. Вызов должен быть принят.

    Человек должен двигаться в любовь. Это первый шаг к Богу, и его нельзя обойти стороной. Те, кто пытаются избежать шага любви, никогда не достигнут Бога. Это абсолютная необходимость, потому что ты осознаёшь свою тотальность, только когда тебя провоцирует присутствие другого, когда твоё присутствие усиливается присутствием другого, когда другой выводит тебя из твоего нарциссического, замкнутого мира под открытое небо.

  • Страстная прохлада

    Настоящая любовь всегда в настоящем. Эгоистическая любовь всегда либо в прошлом, либо в будущем. В настоящей любви есть страстная прохлада. Это выглядит парадоксальным, но все великие реальности жизни парадоксальны; поэтому я называю это страстной прохладой: есть тепло, но нет жара. Тепло, несомненно, есть, но есть и прохлада, очень собранное, спокойное, прохладное состояние. Любовь делает человека менее лихорадочным. Но если любовь не настоящая, а эгоистическая, в ней есть огромный жар. В ней есть страсть, подобная лихорадке, и нет совершенно никакой прохлады.

    Если ты можешь помнить эти вещи, у тебя будет критерий, чтобы судить. Но человек должен начинать с себя, другого пути нет. Человек должен начинать там, где он находится.

    Люби себя, люби безмерно, и в этой любви твоя гордость, эго и вся эта ерунда исчезнут. И когда они исчезнут, твоя любовь начнёт достигать других людей. И это будет не связь, но щедрость. Это будет не связь объекта и субъекта, но сплавление, слияние. Любовь не будет лихорадочной, это будет прохладной страстью. Она будет тёплой и прохладной одновременно. Она даст тебе первый вкус парадоксальности жизни.

  • В настоящей любви нет никакого разделения

    В настоящей любви нет никакого разделения. Влюблённые сплавляются друг с другом. В эгоистической гордости есть огромное разделение, разделение между влюблённым и любимым. В настоящей любви нет связи. Позвольте мне это повторить: в настоящей любви нет связи, потому что нет двух человек, которые могли бы быть связаны. В настоящей любви есть только любовь, цветение, аромат, сплавление, слияние. Только в эгоистической любви есть два человека  —  влюблённый и любимый. И каждый раз, когда есть влюблённый и любимый, любовь исчезает. Каждый раз, когда есть любовь, влюблённый и возлюбленный, оба они исчезают в любви.

    Любовь  —  это такое огромное явление, ты не можешь в ней выжить.

  • Любовь — это роза твоего существа

    Видел ли ты когда-нибудь розовый куст, который не был бы совершенным? Чего же большего ты хочешь? Каждый розовый куст совершенен в своей уникальности. Танцуя на ветру, под дождём, на солнце... неужели ты не видишь этой великой красоты, этой абсолютной радости? Небольшой, обычный розовый куст излучает скрытое великолепие существования.

    Любовь — это роза твоего существа. Но подготовь своё существо, рассей темноту и бессознательность. Становись более и более бдительным и осознанным, и любовь придёт сама собой, в своё время. Тебе не нужно о ней беспокоиться. И когда бы она ни пришла, она всегда будет совершенной.

    Любовь — это духовный опыт, не имеющий ничего общего с полами и телами, но связанный с глубочайшим внутренним существом. Но ты не вошёл ещё даже в свой собственный храм. Ты совсем не знаешь, кто ты такой, а пытаешься узнать, как лучше любить. Сначала будь собой; прежде всего, узнай себя и любовь придёт как награда. Это награда из запредельного. Она изливается на тебя, словно цветы... наполняет твоё существо. И она продолжает на тебя изливаться, и вместе с ней приходит великая жажда ею поделиться.

  • Любовь — это тень бдительности

    Любовь — это тень бдительности, сознания. Будь более сознательным, и любовь начнёт появляться по мере того, как ты становишься более сознательным. Это гость, который приходит, обязательно приходит к тем, кто готов его принять. Ты не готов ещё даже его узнать! Если любовь придёт к твоим дверям, ты не узнаешь её. Если любовь постучится в твои двери, ты можешь найти тысячу и один предлог; ты не откроешь двери. И даже если ты откроешь двери, то не узнаешь любовь, потому что никогда раньше не видел любви; как ты можешь её узнать?

    Ты можешь узнать только то, что уже знаешь. Когда любовь приходит впервые и наполняет твоё существо, ты абсолютно ошеломлён её тайной. Ты не знаешь, что происходит. Ты знаешь, что твоё сердце танцует, ты знаешь, что тебя окружает небесная музыка, ты знаешь ароматы, которых никогда не знал раньше. Но некоторое время требуется для того, чтобы связать все эти опыты вместе и вспомнить, что, может быть, именно это и есть любовь. Мало-помалу это просачивается в твоё существо.

    Только мистики знают любовь. Кроме мистиков, нет категории человеческих существ, которые переживали бы любовь. Любовь — это абсолютная монополия мистиков. Если ты хочешь узнать любовь, тебе придётся войти в мир мистика.

  • Любовь не нуждается в усовершенствовании

    Великий восточный мистик Кабир сказал очень значительные слова — слова, которые может сказать лишь тот, кто пережил опыт, кто реализовал, кто вошёл в святая святых предельной реальности. Вот эти слова: "Я искал истину, но, странно сказать, пока был ищущий, истина не находилась. А когда истина была найдена, я оглянулся вокруг... Я отсутствовал. Когда истина была найдена, ищущего больше не было; а когда ищущий был, не было истины".

    Истина и ищущий не могут существовать вместе. "Ты" и любовь не могут существовать вместе. Невозможно никакое сосуществование: либо "ты", либо любовь, ты можешь выбрать. Если ты готов исчезнуть, расплавиться и слиться, чтобы от тебя осталось только чистое сознание, любовь расцветёт. Ты не можешь её усовершенствовать, потому что тебя не будет. И, прежде всего она не нуждается в усовершенствовании, она всегда приходит совершенной.

  • Родители думают, что любят своих детей

    Любовь — это одно из тех слов, которые каждый использует, и никто не понимает. Родители говорят детям: "Мы вас любим", а это те самые люди, которые разрушают детей. Это те самые люди, которые дают детям все возможные предрассудки, все возможные мёртвые суеверия. Это те самые люди, которые обременяют детей всем возможным грузом мусора, который носили многие поколения, и каждое поколение передавало следующему. Это безумие продолжается... груз продолжает становиться громаднее и громаднее.

    И всё же родители думают, что любят своих детей. Если бы они действительно любили детей, они не хотели бы, чтобы дети были их собственными образами, потому что они сами просто несчастны, и ничего больше. Каким был их опыт жизни? Сущее несчастье, страдание... жизнь была для них не благословением, а проклятием. И всё же они хотят, чтобы их дети были точно как они сами.

  • Улыбаться, когда в сердце нет улыбки

    Вы не оставляете ребёнка в покое, чтобы он пережил самого себя, вы не позволяете ребёнку стать самим собой. Вы продолжаете нагружать ребёнка своими неосуществлёнными амбициями. Каждый родитель хочет, чтобы ребёнок был его собственным подобием.

    Но у ребёнка есть своё собственное предназначение, если он станет твоим подобием, он никогда не станет самим собой. А не став самим собой, ты никогда не испытаешь удовлетворённости, ты никогда не будешь чувствовать себя как дома в существовании. Ты всегда будешь оставаться в состоянии, когда тебе чего-то не хватает.

    Твои родители тебя любят, и они говорят тебе, что ты тоже должен их любить, потому что они твои отец и мать. Это странное явление, и кажется, никто его не осознаёт: только то, что ты мать, не значит, что ребёнок должен тебя любить. Ты должна быть достойной любви, просто быть матерью недостаточно. Ты можешь быть отцом, но это не значит автоматически, что ты достоин любви. Только то, что ты отец ребёнка, не создаст в нём огромного чувства любви. Но этого ожидают... бедный ребёнок не знает, что ему делать. Он начинает притворяться — это единственный возможный путь. Он начинает улыбаться, когда в его сердце нет улыбки, он начинает показывать любовь, уважение, благодарность, и всё это просто ложно. Он с самого начала становится актёром, лицемером, политиком.

  • Самая дальняя звезда

    Величайший в жизни опыт — это когда ты просто отдаёшь без всяких условий, без всяких ожиданий, даже не ожидая простого "спасибо". Напротив, настоящая, подлинная любовь чувствует себя обязанной по отношению к человеку, который принял его любовь. Он мог её отвергнуть.

    Когда ты начинаешь отдавать любовь с глубоким чувством благодарности всем тем, кто её принимает, ты будешь удивлён тем, что стал императором, ты больше не нищий, просящий любви с нищенской сумой, стучащийся в каждую дверь. И те люди, в двери которых ты стучишься, не могут дать тебе любви, они сами нищие. Нищие просят любви друг у друга и чувствуют себя разочарованными, гневными, потому что любовь не приходит. Но это неизбежно. Любовь принадлежит миру императоров, не нищих. А человек становится императором, когда он настолько полон любви, что может отдавать её без всяких условий.

    Тогда приходит ещё большая неожиданность: когда ты начинаешь отдавать любовь всем, даже незнакомцам... Вопрос не в том, кому ты её даёшь, просто сама радость давать так велика, что какая разница, кто окажется на воспринимающей стороне? Когда это состояние приходит в твоё существо, ты продолжаешь давать всем и каждому, не только человеческим существам, но и животным, деревьям, дальним звёздам, потому что любовь — это что-то такое, что можно передать самой дальней из звёзд просто любящим взглядом.

  • Это всегда река

    Любовь — это не связь. Любовь связывает, но не становится связью. Связь — это нечто законченное. Связь это существительное; поставлена точка, и медовый месяц кончился. Теперь нет больше никакой радости, никакого энтузиазма, теперь всё кончено. Что-то продолжается лишь ради исполнения обещаний. Может быть, что-то продолжается, потому что так удобнее, комфортнее, уютнее. Может быть, что-то продолжается, потому что тебе не остаётся ничего другого. Может быть, что-то продолжается, потому что если это прервать, будет столько проблем... Связь означает нечто завершённое, законченное, закрытое.

    Любовь никогда не связь, любовь — это бытие вместе. Это всегда река, текущая, нескончаемая. Любовь не знает никаких точек, медовый месяц начинается, но не кончается никогда. Это не роман, который на определённой странице начался и на определённой странице кончился. Это продолжающееся явление. Кончаются влюблённые, любовь же продолжается — это нескончание. Это глагол, не существительное.

  • Есть цветы, которым нужны многие годы

    В лучшем мире, где люди более медитативны, и на Земле немного больше просветления, люди будут любить, любить безмерно, но их любовь будет оставаться бытием вместе, не связью. И я не говорю, что их любовь будет лишь на мгновение. Очень возможно, что их любовь может быть гораздо глубже вашей любви, в ней может быть высшее качество близости, в ней может быть больше от поэзии и божественности. И очень возможно, что их любовь будет длиться дольше, чем ваши так называемые связи. Но этого не будут гарантировать закон, суд, полицейский. Гарантии будут внутренними. Любовь будет преданностью сердца, молчаливой сопричастностью.

    Если бытие вместе с кем-то приносит радость, тебе захочется испытывать больше и больше радости. Если близость приносит радость, тебе захочется исследовать эту близость глубже и глубже. И есть некоторые цветы любви, которые расцветают лишь после долгой близости. Есть и однолетние цветы; шесть недель они цветут на солнце, но через шесть недель уходят навсегда. Есть цветы, которым, чтобы расцвести, нужны годы, а есть цветы, которым нужны многие годы. Чем больше требуется времени, тем любовь глубже. Но это должно быть преданностью одного сердца другому сердцу. Этого не нужно даже облекать в слова, потому что облекать в слова значит профанировать. Это должно быть молчаливой преданностью; глаза в глаза, сердце в сердце, существо в существо. Это нужно понимать, не говорить.

  • Исследование сознания

    Думать, что ты знаешь свою жену, очень, очень неблагодарно. Как ты можешь знать эту женщину? Как ты можешь знать этого мужчину? Это процессы, не вещи. Этой женщины, которую ты знал вчера, сегодня больше нет. Столько воды утекло в Ганге, это другой человек, совершенно другой. Будь вместе с ней снова, начни сначала, не принимай её как должное.

    И мужчина, с которым ты спала прошлой ночью... посмотри на его лицо утром. Он больше не тот же человек, многое изменилось. Столь многое, неизмеримо многое изменилось. В этом разница между вещью и человеком. Мебель в комнате остаётся прежней, но мужчина и женщина, они больше не прежние. Исследуй с самого сначала, начни сначала. Именно это я подразумеваю под бытием вместе.

    Бытие вместе означает, что вы всегда начинаете сначала, постоянно пытаетесь познакомиться. Снова и снова вы представляетесь друг другу. Вы пытаетесь увидеть многие стороны личности друг друга. Вы пытаетесь проникнуть глубже и глубже во внутренние царства чувств друг друга, в глубокие тайники существа. Вы пытаетесь разгадать тайну, которую разгадать нельзя. Это радость любви: исследование сознания.

  • Постоянное приключение

    И если ты с кем-то вместе, не низводи этого до связи, и тогда другой станет для тебя зеркалом. Исследуя его, неосознанно ты будешь исследовать и самого себя. Проникая глубже в другого, узнавая его чувства, его мысли, его глубинные течения, ты будешь узнавать и собственные глубинные течения. Влюблённые становятся друг для друга зеркалом, и тогда любовь превращается в медитацию. Связь безобразна, бытие вместе красиво.

    В связи оба её участника остаются слепыми друг к другу. Только подумай, сколько времени прошло с тех пор, как ты смотрел в глаза своей жене? Сколько времени прошло с тех пор, когда ты смотрела в глаза мужу? Может быть, годы. Кто смотрит в глаза собственной жене? Ты уже принял как должное, что знаешь её, что ещё теперь ты можешь увидеть? Незнакомые люди интересуют тебя больше, чем те, кого ты знаешь, ты знаешь всю топографию их тел, знаешь, как они откликаются, и знаешь, что всё происшедшее будет происходить снова и снова. Это повторяющийся круг.

    Это не так, не совсем так. Ничто никогда не повторяется, всё каждый день остаётся новым. Старыми становятся лишь твои глаза, старыми остаются лишь твои предпосылки, и на твоём зеркале собирается пыль, и ты теряешь способность отражать другого.

    Поэтому я говорю: будьте вместе. Под этим я подразумеваю постоянный медовый месяц. Продолжайте исследовать и идти в глубь друг друга, находя новые способы любить друг друга, находя новые способы быть друг с другом. И каждый человек такая бесконечная тайна, неисчерпаемая, непостижимая, что никогда невозможно сказать "я её знаю" или "я его знаю". Самое большее, ты можешь сказать "я сделал, что только мог, но тайна остаётся тайной".

    Фактически, чем больше ты знаешь, тем таинственнее становится другой. Тогда любовь — постоянное приключение.

  • Ты живёшь не с бровями

    Мужчина влюбляется в женщину, потому что ему нравится её походка или её голос, или то, как она здоровается, или её глаза. Как раз на днях я прочитал, что одна женщина сказала о мужчине: "У него самые красивые в мире брови". В этом нет ничего плохого — брови могут быть красивыми, но если ты влюбляешься в брови, рано или поздно ты будешь разочарована, потому что брови не существенная часть этого человека.

    И из-за стольких несущественных вещей люди влюбляются! Форма, глаза... это несущественные вещи. Потому что если ты живёшь с человеком, ты живёшь не с пропорциями тела, ты живёшь не с бровями и не с цветом волос. Когда ты живёшь с человеком, этот человек — большое и безграничное явление... почти неопределимое, и эти незначительные вещи на периферии рано или поздно становятся бессмысленными. Но тогда внезапно человек изумлён: что теперь делать?

  • Как может продолжаться любовь?

    Каждая любовь начинается романтично. К тому времени как медовый месяц кончается, кончается всё, потому что человек не может жить с романтикой. Человек должен жить с реальностью, а реальность совершенно другая. Когда ты видишь человека, ты не видишь этого человека во всей его полноте, ты видишь лишь поверхность. Это всё равно, что влюбиться в машину из-за её цвета. Ты даже не заглянул под крышку капота, может быть, в ней вообще нет двигателя, или, может быть, есть какой-то дефект. Цвет машины в конечном итоге не играет роли.

    Когда два человека оказываются вместе, сталкиваются их внутренние реальности, и внешние вещи становятся бессмысленными. Что делать с бровями, с волосами и причёской? Ты почти начинаешь о них забывать. Они больше не привлекают тебя, потому что они есть всё время. Чем больше ты узнаёшь другого человека, тем больше пугаешься, потому что ты узнаёшь его безумие, а он узнаёт твоё. Тогда оба чувствуют себя обманутыми, и оба злятся. Оба они начинают мстить друг другу, словно другой их обманул или одурачил. Никто никого не обманывает, хотя каждый оказывается обманутым.

    Одна из самых основных вещей, которые нужно осознать, это что когда ты любишь человека, то любишь потому, что этот человек недоступен. Теперь этот человек доступен, как может продолжаться любовь?

  • Почему ты опоздал?

    Ты гонишься за женщиной, а женщина продолжает отступать, бежать от тебя. Ты всё больше разгорячаешься и гонишься изо всех сил. А это просто часть игры. Каждая женщина инстинктивно знает, что должна убегать, чтобы погоня продолжалась подольше. Конечно, она не убежит настолько, чтобы ты совершенно забыл о ней, она останется на виду, завлекая, волнуя, призывая, приглашая, и всё же убегая.

    Таким образом, сначала мужчина гонится за женщиной, а женщина пытается убежать. Как только мужчина ловит женщину, тотчас же прилив меняется. Тогда мужчина начинает убегать, а женщина за ним гнаться: "Куда ты? С кем ты разговариваешь? Почему ты опоздал? С кем ты был?"

    И вся проблема в том, что оба они привязались друг к другу, потому что были друг другу неизвестны. Неизвестное было привлекательно, незнакомое было привлекательно. Теперь оба они хорошо знают друг друга. Они много раз занимались любовью, и теперь это становится почти повторением, самое большее привычкой, расслаблением, но романтики больше нет. Им становится скучно. Мужчина стал привычкой, женщина стала привычкой. Они не могут жить друг без друга из-за этой привычки, и они не могут жить вместе, потому что нет никакой романтики.

    Именно в этой точке нужно понять, было это любовью или нет. И не обманывай себя; в этом должна быть полная ясность. Если это была любовь, или хотя бы часть была любовью, эти вещи пройдут. Тогда ты должен понять, что это естественные вещи. Тогда злиться не на что. И ты по-прежнему любишь этого человека. Даже если ты знаешь этого человека, ты всё равно любишь его или её.

    Фактически, если есть любовь, ты любишь человека, потому что знаешь его. Если любовь есть, она выживает. Если её нет, она исчезает. В обоих случаях всё хорошо.

  • Оставайся открытым, что бы ни случилось

    Для ума в обычном состоянии то, что я называю любовью, невозможно. Любовь происходит, только когда ты находишься в очень интегрированном состоянии существа. Любовь — это функция интегрированного существа. Это не романтика, это не имеет ничего общего с этими глупостями. Любовь идёт прямо к человеку и заглядывает в его душу. Тогда любовь — это своего рода сонастроенность с внутренним существом другого человека, но тогда всё совершенно по-другому. Каждая любовь может в это вырасти, должна в это вырасти, но в девяноста девяти случаев любви из ста она никогда не дорастает до этой точки. Беспорядок и проблемы так велики, что разрушают всё.

    Но я не говорю, что человек должен цепляться. Человек должен быть бдительным и осознанным. Если твоя любовь состоит из этих дурацких вещей, она исчезнет. Она не стоит того, чтобы о ней беспокоиться. Но если она настоящая, тогда она выживет во всех трудностях. Таким образом, просто наблюдай...

    Дело не в любви. Дело в осознанности. Это может быть только ситуацией, в которой твоя осознанность будет расти, и ты будешь становиться более бдительным в отношении самого себя. Может быть, эта любовь исчезнет, но следующая любовь будет лучше; ты будешь выбирать с лучшим сознанием. Или, может быть, эта любовь, с лучшим сознанием, изменит своё качество. Таким образом, что бы ни случилось, человек должен оставаться открытым.

  • В любви есть три измерения

    В любви есть три измерения. Одно измерение животное: это только похоть, физическое явление. Другое измерение человеческое: оно выше похоти, выше сексуальности, выше чувственности. Это не эксплуатация другого как средства. Первое было только эксплуатацией, другой использовался как средство. Во втором измерении другой не используется как средство, другой тебе равен. Другой настолько же сам по себе цель, что и ты сам, и любовь не эксплуатация, но взаимный обмен существом, радостями, музыкой, сущей поэзией жизни. Это взаимная щедрость.

    Первое измерение полно чувства собственности, второе его лишено. Первое создаёт рабство, второе даёт свободу. И третье измерение любви божественно, богоподобно: когда объекта любви нет, когда любовь вообще не отношения, когда любовь становится состоянием твоего существа. Ты просто любящий — не влюблённый в кого-либо в частности, но просто в состоянии любви, и что бы ты ни делал, ты делаешь это с любовью; кого бы ты ни встретил, ты встречаешь его с любовью. Даже скалы ты касаешься, словно возлюбленной, даже на деревья ты смотришь полными любви глазами.

    В первом измерении другого используют как средство, во втором другой больше не средство, а цель, в третьем другой полностью исчезает. Первое измерение создаёт оковы, второе даёт свободу, третье уходит за пределы двух первых: это трансценденция всей двойственности. Тогда нет ни влюблённого, ни возлюбленного, есть лишь любовь.

    Это высочайшее состояние любви, и это цель жизни, которой нужно достичь. Большинство людей остаются ограниченными первым состоянием. Очень редкие люди входят во второе; и редчайшее явление — это то, что я называю третьим... И когда это становится возможным, ты осуществлён. Тогда жизнь ничего не лишена, и в этой осуществлённости радость, вечная радость. Её не может разрушить даже смерть.

  • Люди не осознают, что они не знают, что такое любовь

    Муж возвращается поздно; нет никакой необходимости, никакой нужды в том, чтобы жена спрашивала, где он был, почему он пришёл поздно. У него есть собственное пространство, он свободная индивидуальность. Две свободные индивидуальности живут вместе, и никто не вторгается в пространство другого. Если жена приходит поздно, не нужно её спрашивать: "Где ты была?" Кто ты такой? У неё есть собственное пространство, собственная свобода.

    Но это происходит каждый день, в каждом доме. Из-за мелочей люди ссорятся, но глубоко, по сути, они не готовы позволить друг другу иметь своё пространство.

    У людей разные вкусы. Твоему мужу может что-то нравиться, а тебе нет. Это не значит, что это должно стать началом ссоры, потому что вы муж и жена, и вы должны любить одни и те же вещи. И все эти вопросы... каждый муж возвращается домой и постоянно думает: "Что она спросит? И что я отвечу?" А женщина знает, что она спросит, и что он ответит, и знает, что все эти ответы фальшивые, лживые. Он обманывает её.

    Что это за любовь, которая всегда подозрительна, всегда боится ревности? Если жена видит тебя с какой-то другой женщиной, — ты просто смеёшься, разговариваешь, — этого достаточно, чтобы разрушить весь твой вечер. Ты раскаешься в этом: это слишком большая цена для небольшого смеха. Если муж видит жену с другим мужчиной, и она кажется радостнее, счастливее, этого достаточно, чтобы создать хаос.

    Люди не осознают, что они не знают, что такое любовь. Любовь никогда не подозревает, любовь никогда не ревнива. Любовь никогда не вмешивается в свободу другого. Любовь никогда не навязывает ничего другому. Любовь даёт свободу, а свобода возможна, только если в вашем бытии вместе есть промежутки.

  • Пространство для свободы

    Чем больше вы даёте друг другу пространства, тем более вы вместе. Чем более вы позволяете друг другу свободы, тем более вы близки. Не близкие враги, но близкие друзья.

    Это фундаментальный закон существования: если вы слишком много вместе, не оставляя пространства для свободы, это разрушает цветок любви. Вы его раздавили, вы не дали ему места, чтобы расти.

  • Не делайте из любви оков

    Если это возможно — быть одновременно вместе и каждому иметь своё пространство, тогда ветры небес танцуют между вами.

    Любите друг друга, но не делайте из любви оков. Это должно быть свободным подарком, отдаваемым или принятым, но не должно быть никакого требования. Иначе очень скоро вы будете вместе, но всё же останетесь далёкими, как звёзды. Никакое понимание вас не связывает, вы не оставили места ни для какого моста...

    Не делайте ничего статичным. Не делайте из любви рутины. Пусть лучше она будет морем, текущим между берегами ваших душ.

    Если у вас могут быть одновременно свобода и любовь, вам больше ничего не нужно. У вас всё есть, то, ради чего дана жизнь.

  • Коан отношений

    Коан отношений — величайший из любых коанов, которые дзэн даёт ученикам, потому что их коаны медитативны, в медитации человек один. Если тебе дан коан отношений, он гораздо сложнее, потому что вас двое, два разных человека, по-разному сделанных, по-разному обусловленных, полярно противоположных друг другу, тянущих друг друга в противоположных направлениях, манипулирующих друг другом, пытающихся владеть, главенствовать... есть тысяча и одна проблема.

    В медитации единственная проблема — как быть в молчании, как не попасться в ловушку мыслей. В отношениях тысяча и одна проблема. Если ты молчишь, это проблема. Просто сядь рядом со своей женой и молчи, и ты увидишь — она тут же набросится на тебя: "Почему ты молчишь? Что ты под этим подразумеваешь?" Или начни говорить, и ты окажешься в беде: что бы ты ни сказал, тебя всегда понимают неправильно.

    Ни одни отношения никогда не могут прийти к точке, в которой они больше не представляют проблемы. Или если иногда ты видишь отношения, которые пришли к точке, в которой они больше не представляют проблемы, это просто означает, что это больше не отношения. Отношения исчезли, противники устали, они начали принимать вещи такими, как есть. Им стало скучно, они не хотят больше бороться. Они всё приняли, они не хотят ничего улучшать.

  • Только двое медитирующих могут любить друг друга

    Отношения — это коан. И ты не сможешь его разрешить, пока не разрешишь более фундаментальные вещи в самом себе. Проблема любви может быть разрешена, только если разрешена проблема медитации, не прежде. Потому что проблемы создают именно два немедитативных человека. Два человека, которые в замешательстве, которые не знают, кто они такие, — естественно, они преумножают замешательство друг друга, увеличивают его.

    Пока не достигнута медитация, любовь остаётся несчастьем. Как только ты научился жить один, как только научился наслаждаться просто существованием, совершенно без причины, тогда есть возможность разрешить и вторую, более сложную проблему двух человек вместе. Только двое медитирующих могут любить друг друга, и тогда любовь не будет коаном. Но тогда это будут и не отношения, по крайней мере, не в том смысле, в каком понимаете их вы. Это будет просто состояние любви, не состояние отношений.

  • Другой — это просто зеркало

    Глубоко внутри загадкой остаёшься ты сам. А другой — это просто зеркало. Трудно узнать свои проблемы прямо, очень легко узнать их в отношениях. Появляется зеркало: ты можешь увидеть в зеркале своё лицо, и другой может увидеть в зеркале своё лицо. И оба приходят в гнев, потому что видят уродливые лица. И естественно, оба кричат друг на друга, потому что... вот их естественная логика: "Это ты, это зеркало делает меня уродливым. Я же такой красивый человек".

    Именно эту проблему пытаются решить влюблённые, и не могут. Вот что они говорят снова и снова: "Я такой красивый человек, а ты заставляешь меня выглядеть уродливым".

    Никто не делает тебя уродливым, ты такой и есть. Извини, но именно так и есть. Будь благодарен другому, будь признателен другому, потому что он помогает тебе увидеть собственное лицо. Не злись на него. И иди глубже в самого себя, иди глубже в медитацию.

  • Два крыла

    Когда ты влюблён, не забывай медитацию. Любовь ничего не решит. Любовь только покажет тебе, кто ты, где ты. И хорошо, если любовь сделает тебя бдительным, бдительным ко всему замешательству и хаосу у тебя внутри. Время медитировать! Если любовь и медитация приходят вместе, у тебя будут оба крыла, и ты будешь в равновесии.

    Бывает и наоборот. Когда человек начинает двигаться глубоко в медитацию, он начинает избегать любви, потому что думает, что если он будет двигаться в любовь, это потревожит его медитацию, и это тоже ошибочно. Медитация не будет потревожена, любовь поможет медитации. Почему она поможет? Потому что любовь будет тебе постоянно показывать, какие у тебя всё ещё есть проблемы, и где эти проблемы. Без любви ты перестанешь осознавать свои проблемы. Но если ты становишься бессознательным, это не значит, что ты их решаешь. Если зеркала нет, это не значит, что у тебя нет никакого лица.

    Любовь и медитация должны идти рука об руку. Это одно из самых важных посланий, которыми я хотел бы с вами поделиться: любовь и медитация должны идти рука об руку. Любите и медитируйте, медитируйте и любите, и мало-помалу вы увидите, что в вас возникает новая гармония. Только такая гармония даст вам удовлетворённость.

  • Любовь — это только игра

    Мы так незнакомы, мы действительно незнакомы, и наши встречи совершенно случайны. Посреди дороги мы вдруг сталкиваемся друг с другом, не зная, кто такие мы сами, не зная, кто такой другой человек. Два незнакомца на дороге, которым одиноко, берутся за руки и думают, что любят друг друга.

    Они, безусловно, нуждаются друг в друге, но как узнать точно, есть ли в этом любовь?..

    Есть потребности, людям одиноко, им нужен кто-то, чтобы заполнить это одиночество. Они называют это любовью. Они изображают любовь, потому что это единственный способ подманить другого. Другой тоже называет это любовью, потому что это единственный способ подманить тебя. Но кто знает, любовь это или нет? Фактически, любовь — это только игра.

    Да, есть возможность настоящей любви, но это случается только, когда тебе никто не нужен, и в этом трудность... Когда человек тебе совершенно не нужен, когда ты совершенно самодостаточен, когда ты можешь быть один и оставаться совершенно счастливым и экстатичным, любовь возможна. Но и тогда ты не можешь быть уверенным, реальна ли любовь другого, ты можешь быть уверенным только в одном: реальна ли твоя собственная любовь. Как ты можешь быть уверенным в чём-то о другом? Но тогда нет и необходимости.

  • Пока ты спишь, тебе будет нужна чья-то любовь

    Эта постоянная тревога о том, реальна ли любовь другого, просто показывает одно: что твоя собственная любовь нереальна. Иначе, какая разница? Зачем об этом беспокоиться? Наслаждайтесь ею, пока она длится, будьте вместе, пока можете быть вместе! Это вымысел, но этот вымысел вам нужен...

    Ты видишь женщину, ты говоришь: "Какая она красивая! Я никогда не встречал такого красивого человека". Это просто смазочная ложь, ты это знаешь! Ты говорил то же самое раньше и другим женщинам и знаешь, что будешь говорить то же самое другим женщинам в будущем. А женщина тоже говорит, что ты единственный мужчина, который её привлекает. Это ложь. За этой ложью нет ничего, кроме потребности. Ты хочешь, чтобы женщина была с тобой, чтобы заполнить внутреннюю дыру, ты хочешь заполнить эту внутреннюю пустоту её присутствием. Она хочет того же самого. Ты пытаешься использовать другого, как средство.

    Именно поэтому любовники, так называемые любовники остаются в вечном конфликте, потому что никто не хочет, чтобы его использовали, потому что, когда ты используешь человека, этот человек становится как вещь, ты низвёл его до товара. И каждая женщина чувствует себя после акта любви с мужчиной немного печальной, обманутой, одураченной, потому что мужчина поворачивается к ней спиной и засыпает, всё кончено!.. После этого мужчину больше ничего не интересует. Его интерес был сосредоточен только на определённой потребности, затем он поворачивается и засыпает, не заботясь о том, что происходит с женщиной. Мужчины тоже чувствуют себя обманутыми. Они мало-помалу начинают подозревать, что женщина любит их ради чего-то другого, ради денег, власти, безопасности. Это может быть чисто экономический интерес, но не любовь.

    Но это правда. Именно так и бывает, бывает только так! То, как вы живёте, почти во сне, двигаясь в ступоре, как сомнамбулы... это единственный возможный исход. Но не беспокойся о том, действительно ли тебя любит женщина. Пока ты спишь, тебе будет нужна чья-то любовь, даже если она ложная, она тебе нужна. Наслаждайся ею! Не создавай тревоги. И старайся быть более и более пробуждённым.

  • Ненавидя себя, как ты можешь любить кого-то другого?

    Однажды, когда ты действительно проснёшься, ты сможешь любить, и тогда ты будешь уверен только в собственной любви. Но этого достаточно! Какая разница? Потому что прямо сейчас ты хочешь использовать других, когда ты действительно блажен сам по себе, ты не хочешь никого использовать. Ты просто хочешь делиться. У тебя есть так много, и ты так переполнен, что тебе хочется с кем-то поделиться. И ты чувствуешь признательность, потому что кто-то готов это принять. Вот и всё!

    Прямо сейчас ты так обеспокоен, любит ли тебя другой, и на самом деле это потому, что ты не уверен в своей собственной любви. Это первое. И ты не уверен в своём собственном достоинстве. Ты не можешь поверить, что кто-то может действительно тебя любить, ты не находишь в себе ничего. Ты не можешь любить себя, как ты можешь любить кого-то другого? Это кажется нереальным, это кажется невозможным.

    Любишь ли ты себя? Ты даже не задавался этим вопросом. Люди ненавидят себя, люди осуждают себя, и продолжают осуждать, они продолжают считать себя прогнившими. Как может другой любить тебя, такого прогнившего человека... Другой, наверное, тебя дурачит, обманывает... Ты знаешь свою гниль, недостойность — о любви, кажется, не может быть и речи. И когда какая-то женщина приходит и говорит, что боготворит тебя, ты не можешь ей доверять. Когда ты приходишь к женщине и говоришь, что боготворишь её, а она ненавидит себя, как она может тебе верить? Именно ненависть к себе создаёт эту тревогу.

  • Сначала будь центрированным в самом себе

    Нет способа быть уверенным в другом. Сначала будь уверенным в самом себе. И человек, который уверен в самом себе, уверен и во всём остальном мире. Уверенность, достигнутая в твоём собственном глубочайшем внутреннем ядре, становится уверенностью во всём, что ты делаешь, и во всём, что с тобой происходит. Укоренённый, центрированный, твёрдо стоящий на земле, в самом себе, ты никогда не беспокоишься о таких вещах. Ты принимаешь.

    Если кто-то тебя любит, ты это принимаешь, потому что любишь себя. Ты доволен самим собой, кто-то другой тобой доволен — хорошо! Это не входит тебе в голову, это не делает тебя безумно эгоистичным. Тебе просто радостно с самим собой; кто-то другой тоже находит, что ты приносишь ему радость — хорошо! Пока это продолжается, проживи этот вымысел как можно красивее, он не будет длиться вечно.

  • Не беспокойся о том, настоящая это любовь или нет

    Когда любовь кончается, ты начинаешь думать, что она была ложной, и именно поэтому кончилась. Нет, необязательно, необязательно. Может быть, в ней было какое-то мерцание истины, но вы оба не смогли удержать и сберечь это мерцание. Вы его убили. Оно было, а вы убили его. Вы оказались неспособными к любви. Вы нуждались в любви, но не были к ней способны. Таким образом, ты встречаешь мужчину или женщину, всё идёт очень хорошо и гладко, фантастически красиво, поначалу. В то мгновение, как всё устанавливается, всё начинает скисать и становиться горьким. Чем более всё устанавливается, тем больший возникает конфликт. Это убивает любовь.

    Насколько я вижу, каждая любовь поначалу содержит луч света, но влюблённые разрушают его. Они набрасываются на этот луч со всей своей внутренней темнотой... тёмные континенты, тёмные Африки внутри... Они набрасываются на него и разрушают его. Когда он разрушен, они думают, что он был ложным. Они его убили! Он не был ложным, ложными были они. Луч был настоящим, истинным.

    Поэтому не беспокойся о другом, не беспокойся о том, настоящая это любовь или нет. Пока она есть, наслаждайся ею. Даже если это мечта, хорошо о ней мечтать. И становись более и более бдительным и осознанным, чтобы был отброшен сон.

    Когда ты осознан, в твоём сердце возникает совершенно другого рода любовь, которая абсолютно истинна, которая часть вечности. Но это не потребность, это роскошь.

  • Быть значит любить

    Любви нельзя научиться, её нельзя привить. Привитая любовь совершенно не будет любовью. Она не будет настоящей розой, она будет искусственным цветком. Когда ты чему-то учишься, это означает, что что-то приходит снаружи, это не внутренний рост. А любовь должна быть твоим внутренним ростом, чтобы быть подлинной и реальной.

    Любовь — это не учение, но рост. Всё, что нужно с твоей стороны, это не научиться путям любви, но разучиться путям нелюбви. Нужно удалить преграды, разрушить препятствия, и тогда любовь — это твоё естественное, спонтанное бытие. Как только преграды удалены, скалы отодвинуты, начинается поток. Он уже есть — погребённый под скалами, но ключ уже бьёт. Это само твоё существо.

    Это дар, но не что-то такое, что случится в будущем, это дар, который уже случился вместе с твоим рождением. Быть значит любить. Быть способным дышать значит быть способным любить. Любовь подобна дыханию. То же самое, что дыхание для физического тела, любовь для духовного существа. Без дыхания тело умирает, без любви умирает душа.

  • Любовь — это не чувство собственности

    Любовь — это не что-то такое, чему ты можешь научиться. И если ты этому научишься, то упустишь всю суть; под названием любви ты научишься чему-то другому. Это будет фальшивым, ложным...

    Все эти препятствия: ревность, чувство собственности, привязанность, ожидания, желания... И твой страх правилен: "Если всё это исчезнет, останется ли что-нибудь от моей любви?" От твоей любви ничего не останется. Останется любовь... но любовь не имеет ничего общего с "тобой" или "твоей". Фактически, когда всё чувство собственности, вся ревность, все ожидания исчезают, исчезает не любовь — исчезаешь ты, исчезает эго. Это тени эго.

    Ревнует не любовь. Наблюдай, смотри, замечай снова и снова. Когда ты чувствуешь ревность, не любовь чувствует ревность, любовь никогда не знает ничего подобного ревности. Точно как солнце никогда ничего не знает о темноте, любовь ничего не знает о ревности. Именно эго чувствует боль, именно эго хочет соревноваться, постоянно бороться. Именно эго полно амбиций и хочет быть выше других, хочет быть кем-то особенным. Именно эго начинает чувствовать ревность, чувство собственности, потому что эго может существовать только в собственности.

  • Страсть — это не поэзия

    Чем больше ты владеешь, тем более усиливается эго, без собственности эго не может существовать. Таким образом, если у тебя есть больше денег, больше власти, больше престижа, красивая женщина, красивый мужчина, красивые дети, эго получает огромное питание. Когда собственность исчезает, когда ты вообще ничем не владеешь, ты не найдёшь внутри никакого эго. Тогда не будет никого, кто мог бы сказать "я".

    И если ты думаешь, что это твоя любовь, тогда, безусловно, твоя любовь тоже исчезнет. Твоя любовь — это на самом деле не любовь. Это ревность, чувство собственности, ненависть, гнев, насилие, это тысяча и одна вещь, кроме любви. Они переодеваются в любовь, потому что все эти вещи так уродливы, что не могут существовать без маски.

    Все вещи, которые уродливы, ты не сможешь стерпеть в себе ни на мгновение, если увидишь их реальность. Поэтому они не позволяют тебе видеть их реальности. Ревность притворяется любовью, чувство собственности создаёт маску любви... и тогда тебе легко и хорошо.

    Ты не дурачишь никого, кроме самого себя. Все эти вещи — не любовь. Поэтому то, что ты знаешь как любовь, что ты до сих пор знал как любовь, исчезнет. В этом нет ничего от поэзии. Да, есть страсть, но страсть — это лихорадочное состояние, страсть — это бессознательное состояние. Страсть — это не поэзия. Поэзия познаётся только буддами — поэзия жизни, поэзия существования.

    Волнение, лихорадка — это не экстаз. Они выглядят похожими, и в этом проблема. В жизни многие вещи выглядят похожими, и различия очень деликатны, тонки и трудно различимы. Волнение может выглядеть как экстаз — это не экстаз, потому что экстаз, по своей сути, прохладен. Ненависть холодна. Страсть, похоть горяча. Любовь точно посредине. Она прохладна — ни холодна, ни горяча. Это состояние безмерного покоя, спокойствия, безмятежности, молчания. И из этого молчания в твоём существе возникают поэзия, песня, танец.

  • Страсть ненормальна, слепа, бессознательна

    То, что ты называешь поэзией и страстью — не что иное, как ложь с красивыми фасадами. Из сотни ваших поэтов девяносто девять на самом деле не поэты, но только люди в состоянии замешательства, эмоций, страсти, жара, похоти, сексуальности, чувственности. Лишь один из ста ваших поэтов настоящий поэт.

    И настоящий поэт может никогда не писать никакой поэзии, потому что поэзия составляет всё его существо. То, как он ходит, то, как он сидит, то, как он ест, то, как он спит — всё это поэзия. Он существует как поэзия. Он может создавать поэзию, может не создавать, это неважно.

    Но то, что вы называете поэзией — не более чем выражение вашей лихорадочности, вашего разгорячённого состояния сознания. Это состояние безумия. Страсть ненормальна, слепа, бессознательна, и она лжива. Она лжива, потому что даёт тебе такое ощущение, словно это любовь.

    Любовь возможна, только когда случилась медитация. Если ты не знаешь, как быть центрированным в своём существе, если не умеешь отдыхать и расслабляться в своём существе, если ты не умеешь быть в полном одиночестве и блаженстве, ты никогда не узнаешь, что такое любовь.

  • Кто знает о следующем мгновении?

    Любовь выглядит как отношения, но начинается в глубоком одиночестве. Любовь выражает себя как бытие вместе, но источник любви не в бытии вместе, источник любви в медитации. Когда ты абсолютно счастлив в своём одиночестве, когда тебе совершенно не нужен другой, когда другой не является потребностью, тогда ты способен к любви. Если другой является твоей потребностью, ты можешь только эксплуатировать, манипулировать, доминировать, но не можешь любить.

    Поскольку ты зависишь от другого, возникает чувство собственности — из страха. "Кто знает, другой со мной сегодня, завтра он может не быть со мной. Кто знает о следующем мгновении?" Твоя женщина может тебя бросить, твои дети могут вырасти и тебя покинуть, твой муж может от тебя уйти. Кто знает о следующем мгновении? Из страха перед будущим ты движешься в чувство собственности. Ты окружаешь оковами человека, которого, как ты думаешь, любишь.

    Но любовь не сможет создать тюрьму, и если любовь создаёт тюрьму, ненависти не остаётся никакой работы. Любовь приносит свободу, любовь даёт свободу. Это не-собственничество. Но это возможно лишь, когда ты познал совершенно другое качество любви, не из потребности, но из желания поделиться.

  • Вода была всегда

    Любить — значит делиться переполняющей радостью. Ты так полон радости, ты не можешь её содержать, ты вынужден ею поделиться. Тогда есть поэзия, и тогда есть что-то безмерно красивое, что не от этого мира, нечто от запредельного. Такой любви научиться нельзя, но можно удалить препятствия к ней.

    Я часто говорю "научитесь искусству любви", но вот что на самом деле имею в виду: научитесь искусству удалять всё, что преграждает путь любви. Это негативный процесс. Это всё равно, что рыть колодец: ты продолжаешь удалять многие слои земли, камней, скал, и вдруг внезапно появляется вода. Вода была всегда, она текла под землёй. Теперь ты удалил все преграды, и вода доступна. Так и любовь: любовь течёт в глубине твоего существа. Она уже течёт, но на её пути столько скал, столько слоёв земли, которые нужно удалить.

    Именно это я подразумеваю, когда говорю научиться искусству любви. Это на самом деле значит не что иное, как разучиться путям нелюбви.

  • Между симпатией и любовью есть разница

    Между симпатией и любовью есть огромная разница. В симпатии нет преданности, любовь же — это преданность. Именно поэтому люди мало говорят о любви. Фактически, люди начинают говорить о любви в таких контекстах, в которых не нужно никакой преданности. Например, кто-то говорит: "Я люблю мороженое". Как ты можешь любить мороженое? Оно может тебе нравиться, но ты не можешь его любить. А кто-то ещё говорит: "Я люблю собаку, машину, то или другое".

    Фактически, люди очень боятся кому-то сказать: "Я тебя люблю". Люди говорят друг другу: "Ты мне нравишься". Почему не сказать: "Я тебя люблю"? Потому что любовь — это преданность, вовлечённость, риск, ответственность. Симпатия просто мгновенна, ты можешь мне нравиться или не нравиться завтра, в этом нет ничего рискованного. Когда ты говоришь человеку: "Я тебя люблю", то идёшь на риск. Ты говоришь: "Я тебя люблю: я буду продолжать тебя любить, я буду, любить тебя и завтра. Ты можешь положиться на меня, это обещание".

    Любовь — это обещание, симпатия не имеет ничего общего с обещанием. Когда ты говоришь человеку: "Ты мне нравишься", ты говоришь что-то о себе, не об этом человеке. Ты говоришь: "У меня такой вкус, ты мне нравишься. Кроме тебя, мне нравится мороженое, и ещё моя машина. Таким же образом мне нравишься и ты". Ты говоришь что-то о самом или самой себе.

    Когда ты говоришь человеку: "Я тебя люблю", ты говоришь что-то об этом человеке, не о себе. Ты говоришь: "Ты достоин любви". Стрела направлена к другому человеку. И тогда возникает опасность — ты даёшь обещание. В любви есть это качество обещания, преданности, вовлечённости. И в любви есть что-то от вечности. Симпатия мгновенна, симпатия не рискованна, не ответственна.

  • Золотой мост

    Когда я сказал, что любовь — это преданность, что я под этим подразумевал? Я не имею в виду, что ты должен обещать о завтра, но обещание есть. Тебе не нужно обещать, но обещание есть. В этом сложность и тонкость. Ты не говоришь: "Я буду любить тебя и завтра", но в мгновение любви есть и обещание, совершенно явственное обещание. Оно не нуждается в выражении.

    Когда ты любишь человека, то не можешь себе представить ничего другого, ты не можешь и подумать о том, что однажды не будешь любить этого человека, это невозможно, это не часть любви. И я не говорю, что ты никогда не сможешь выйти из этого любовного романа. Может быть, будет так, может быть, нет, суть не в этом. Но когда ты в мгновении любви, когда между двумя людьми течёт энергия, есть мост, золотой мост, и они им соединены. Этого просто не происходит: ум не может вообразить и себе представить, что будет время, когда ты не будешь с этим человеком, и этот человек не будет с тобой. Это преданность. Не потому, что ты это говоришь, не потому, что идёшь в суд и окончательно и бесповоротно заявляешь: "Я останусь с тобой навсегда". Фактически, если ты делаешь это формальным заявлением, это просто показывает, что никакой любви не было, тебе нужны законные гарантии. Если есть преданность, не нужно никаких законных гарантий.

    Брак нужен потому, что не хватает любви. Если любовь есть и достаточно глубока, брака не нужно. Какой смысл в браке? Это всё равно, что приделать змее ноги, выкрасить красную розу в красный цвет. Этого не нужно. Зачем идти в суд? Наверное, у тебя внутри есть какой-то страх, что твоя любовь не тотальна.

  • Тотальная любовь обладает качеством преданности

    Даже когда ты глубоко влюблён, ты думаешь о возможности того, чтобы завтра оставить эту женщину. Женщина думает: "Кто знает? Завтра этот мужчина может меня оставить. Лучше пойти в суд. Сначала пусть это будет узаконено, тогда можно быть уверенной". Но что это показывает? Это просто показывает, что любовь не тотальна. Иначе, тотальная любовь сама по себе обладает качеством преданности. Его не нужно вносить извне, это качество ей присуще от природы.

    И когда ты влюблён, это приходит к тебе естественно, ты не планируешь. Это чувство приходит естественно, и иногда также и в словах: "Я буду любить тебя всегда". Это глубина этого мгновения. Это ничего не говорит о завтра, помни. Это не обещание. Это только потому, что так велики глубина и тотальность любви, что автоматически ты говоришь: "Я буду любить тебя вечно. Даже смерть не сможет нас разлучить". Это чувство тотальной любви.

    И позволь мне повторить, это не значит, что завтра вы будете вместе. Кто знает? Суть совершенно не в этом. Завтра само о себе позаботится. Завтра никогда не входит в ум, который влюблён. Завтра вообще невообразимо, будущее исчезает, этот миг становится вечностью. Это преданность.

    А когда завтра... возможно, вы не будете вместе, но вы и не предадите друг друга. Это не будет обманом, это не будет подвохом. Вам от этого грустно, вам этого жаль, но вам приходится расстаться. И я не говорю, что это должно случиться, этого может не случиться. Это зависит от тысячи и одной вещи.

  • Из сегодня рождается завтра

    Ты можешь влюбиться в мужчину, и в это мгновение ты готова пойти за ним в самый ад, и ты можешь это сказать, это не будет обманом. Ты совершенно правдива и честна, когда говоришь: "Я пойду за тобой в ад, если придётся!", и я говорю снова, ты правдива, ты никаким образом не лжёшь.

    Но завтра, живя с этим мужчиной... появятся какие-то мелочи, ваш роман может потревожить грязная ванная. Ад слишком далеко, не нужно ходить так далеко, достаточно грязной ванной! Или небольшая привычка: этот мужчина храпит во сне, и это сводит тебя с ума. А ты была готова пойти за ним в ад, и это было правдой, подлинной правдой в то мгновение. Это не было ложью, но у тебя была другая идея ада, а этот мужчина храпит во сне, или от него плохо пахнет, и когда он тебя целует, это доставляет тебе мучения.

    Просто небольшие вещи, очень небольшие, человек никогда о них не думает, когда влюблён. Кто беспокоится о ванной, кто думает о храпе? Но когда ты живёшь вместе с этим мужчиной, это складывается из тысячи и одной вещи, и любая мелочь может стать камнем преткновения и разрушить цветок любви.

    Поэтому я не говорю, что у преданности есть какое-то обещание. Я просто говорю, что миг любви — это миг преданности. Ты совершенно этим поглощён, и это всё решает. И естественно, из этого мгновения придёт следующее, поэтому очень возможно, что вы будете вместе. Из сегодня рождается завтра. Оно не появится, как гром среди ясного неба, оно вырастет из сегодня. Если сегодняшний день был днём великой любви, завтра тоже будет нести ту же самую любовь. Это будет продолжительностью. Поэтому очень возможно, что ты будешь продолжать любить, но это всегда "возможно". И любовь это понимает.

  • Не преданность создаёт любовь, любовь создаёт преданность

    Если однажды ты оставишь свою женщину, или женщина оставит тебя, ты не начнёшь на неё кричать: "Что ты теперь скажешь? Ты мне говорила однажды, что "будешь со мной всегда". И что теперь? Почему ты уходишь?" Если ты любил, если ты знал любовь, ты поймёшь. Любовь обладает этим качеством преданности.

    Любовь — это тайна. Когда она есть, всё кажется небесным. Когда она уходит, всё выглядит просто тусклым, бессмысленным. Ты не мог жить без этой женщины, а теперь не можешь жить вместе с ней. И оба эти состояния подлинны...

    В слово "преданность" я вкладываю один смысл, а ты — другой. Ты подразумеваешь закон, я не подразумеваю закона. Я просто описываю тебе качество любви, описываю, что происходит, когда ты ею поглощён: происходит преданность. Не преданность создаёт любовь, любовь создаёт преданность. Любовь первична, за ней следует преданность. Если однажды любовь исчезнет, исчезнет и эта преданность, она была её тенью.

    Когда любовь уходит, не говори о преданности; тогда это будет просто глупость. Преданность была тенью любви. Она всегда приходит с любовью. И если любви больше нет, она уходит, исчезает. Ты не продолжаешь говорить об этой преданности: "А как же преданность?" Никакой преданности больше нет, если нет любви. Любовь есть преданность! Нет любви, нет и преданности. В этом мой смысл.

  • Похоть — это сырой материал

    Любовь должна возникнуть из похоти. Если ты избегаешь похоти, ты будешь избегать и самой возможности любви. Любовь — это не похоть, это правда, но любовь не лишена похоти — это тоже, правда. Любовь выше похоти, да, но если ты совершенно разрушишь похоть, то разрушишь саму возможность того, чтобы из грязи возник цветок. Любовь — это лотос, похоть — грязь, из которой вырастает лотос.

    Помни это, иначе ты никогда не достигнешь любви. Самое большее, ты можешь притворяться, что трансцендировал похоть. Потому что без любви никто не может трансцендировать похоть, ты можешь только её подавить. Подавленная, она становится более ядовитой. Она распространяется на всю твою систему, становится токсичной, разрушает тебя. Похоть, трансформированная в любовь, даёт тебе свечение, сияние. Ты начинаешь чувствовать такую лёгкость, словно можешь летать. У тебя начинают расти крылья. Подавив похоть, ты становишься тяжёлым, словно несёшь груз, словно у тебя на шее привязан камень. Трансформировав похоть, ты прошёл испытание существования.

    Тебе были даны сырые материалы, чтобы ты с ними работал и был творческим. Похоть — это сырой материал.

  • Человек — это сексуальное животное

    Человек — это сексуальное животное. Мы именно такие. Именно такими хочет видеть нас жизнь. Именно такими мы оказались здесь. Иди в это. Не входя в это, ты никогда не сможешь этого трансформировать. Я не говорю о простом потакании. Я говорю, иди в это с глубокой, медитативной энергией, чтобы понять, что это такое. Наверное, это что-то очень ценное, потому что ты из этого произошёл, потому что всё существование наслаждается этим, потому что всё существование сексуально.

    Секс — это способ, который Бог выбрал, чтобы присутствовать в мире, несмотря на то, что продолжают говорить христиане — что Иисус родился от девственной матери, — всё это глупость. Они притворяются, что секс не был вовлечён в рождение Иисуса. Они так боятся секса, что создают подобные дурацкие истории, что Иисус родился у девственной Марии. Наверное, Мария была очень чиста, это правда; наверное, она была духовно девственной, это правда, но нет другого способа войти в жизнь, кроме как пройдя через энергию, которая известна как секс. Тело не знает никакого другого закона. А природа всевключающа: она не верит ни в какие исключения, она не допускает никаких исключений. Ты можешь родиться из секса, ты полон сексуальной энергии, но это не конец. Это может быть началом. Секс — это начало, но не конец.

  • Секс — это начало

    Есть три типа людей. Человек первого типа думает, что секс — это финал. Это люди, которые живут жизнью потакания. Она упускают, потому что секс — это начало, но не конец. И есть люди, которые против потакания. Они принимают другую, противоположную крайность: они не хотят, чтобы секс был даже началом, и начинают отторгать его. Отторгая его, они отторгают самих себя. Разрушая его, они разрушают самих себя, они увядают. Оба эти подхода глупы.

    Есть третья возможность, возможность того, кто смотрит на жизнь мудро. У него нет теорий, которые он навязывал бы жизни; он просто пытается понять. Он приходит к видению того, что секс — это начало, но не конец. Секс — это только возможность расти за пределы его, но человек должен через него пройти.

  • Крыло свободы

    Мужчина обратил женщину в рабство, а женщина обратила в рабство мужчину. И, конечно, оба они ненавидят рабство, оба они сопротивляются ему. Они постоянно ссорятся; чтобы началась ссора, достаточно небольшого повода.

    Но настоящая ссора где-то глубоко внутри; настоящая ссора состоит в том, что они просят свободы. Может быть, они не могут сказать этого ясно, может быть, они совершенно забыли. Люди жили таким образом тысячи лет. Они видели, что их отец и мать прожили точно так же, они видели, что их дед и бабка прожили точно так же. Именно так живут люди — они это приняли. Их свобода разрушена.

    Это так, словно мы пытаемся летать в небе на одном крыле. У некоторых людей есть крыло любви, у некоторых крыло свободы — но ни те, ни другие не могут летать. Нужны оба крыла.

  • Роза рождается розой

    Мне хотелось бы сказать, что сущность не предшествует существованию; напротив, существование предшествует сущности. Человек — это единственное на земле существо, у которого есть свобода. Собака рождается собакой, проживёт собакой и собакой умрёт; никакой свободы нет. Роза останется розой, невозможна никакая трансформация; она не сможет стать лотосом. Нет никакого выбора, нет вообще никакой свободы. Именно в этом человек полностью отличается. В этом его достоинство, в этом его особенность в существовании, его уникальность.

  • Люди боятся быть свободными

    Люди боятся быть свободными, потому что свобода рискованна. Человек никогда не знает, что делает, куда движется и каким будет окончательный результат всего этого. Если ты не "заготовлен заранее", вся ответственность лежит на тебе. Нельзя переложить ответственность ни на кого другого. В конечном счёте, ты стоишь один перед лицом существования, полностью ответственный за себя. Кем бы ты ни был, каким бы ты ни был, ты не можешь от этого уклониться; не можешь от этого бежать, и это страшно. Из этого страха люди выбирают все возможные фаталистические подходы.

    И, странное дело: религиозные и нерелигиозные люди соглашаются в одном: в том, что свободы нет. Во всём остальном они не согласны друг с другом, но странно то, что все они соглашаются в одном. Коммунисты говорят, что они атеисты, нерелигиозные люди, но они говорят, что человека определяют социальные, экономические, политические ситуации. Человек не свободен; сознание человека определяется внешними силами. Это та же самая логика! Ты можешь назвать внешние силы экономической структурой. Гегель называет это "Историей" — с заглавной буквы, заметьте, — а все религиозные люди называют это "Богом", снова с заглавной буквы. Бог, История, Экономика, Политика, Общество — всё это внешние силы, и все подходы соглашаются в одном: в том, что ты не свободен.

    А я вам говорю, вы абсолютно свободны, свободны без всяких условий. Не избегайте ответственности; избегание не поможет. Чем скорее ты её примешь, тем лучше, потому что тотчас же ты начнёшь создавать самого себя. А в то мгновение, как ты создаёшь самого себя, возникает великая радость, и когда ты завершаешь самого себя, таким, каким хочешь себя видеть ты сам, это приносит безмерную удовлетворённость. Точно как когда художник заканчивает картину, наносит последний штрих, у него в сердце возникает великая удовлетворённость. Хорошо сделанная работа приносит огромный покой. Человек чувствует, что соучаствовал с целым.

  • Соучаствовать с целым

    Единственная молитва — быть творческим, потому что только в творчестве ты можешь соучаствовать с целым; нет другого способа соучаствовать. О Боге нельзя учить, ты должен каким-то образом в нём участвовать. Ты не можешь быть наблюдателем, ты можешь быть только участником; лишь тогда ты можешь испытать вкус его тайны. В том, чтобы создать картину, нет ничего особенного. Создать стихотворение, создать музыку — ничто в сравнении с тем, чтобы создать себя, создать собственное сознание, создать само своё существо.

  • Несчастный человек

    Несчастный человек остаётся в замешательстве, несчастный человек не имеет собственного достоинства, несчастный человек осуждает себя, несчастный человек чувствует, что, наверное, сделал что-то плохое. У несчастного человека нет почвы под ногами, ты можешь толкать его туда-сюда, и его очень легко превратить в плывущее по реке полено. Несчастный человек всегда готов к тому, чтобы им командовали, чтобы ему приказывали, чтобы его дисциплинировали, потому что он знает: "Сам по себе я просто несчастен. Может быть, кто-то другой может дисциплинировать мою жизнь". Он готов быть жертвой.

  • Трансцендировать секс

    Секс унизителен для эго, поэтому эгоистические люди всегда против секса. Они продолжают находить способы и средства его трансцендировать, и никогда не могут его трансцендировать. Они могут, самое большее, стать извращёнными. Все их усилия с самого начала обречены на поражение. Ты можешь притвориться, что победил секс, но подспудно... Ты можешь рационализировать, находить причины, можешь притворяться, можешь окружить себя очень жёсткой оболочкой, но глубоко внутри настоящая причина, реальность, останется нетронутой. И настоящая причина взорвётся; ты не сможешь её скрыть, это невозможно.

    Таким образом, ты можешь пытаться контролировать секс, но подспудное течение сексуальности будет продолжаться, и выражать себя многими способами. Среди всех твоих рационализаций оно снова и снова будет поднимать голову.

    Я не предложу тебе совершить попытку его трансцендировать. Я предложу прямо противоположное: забудь о том, чтобы его трансцендировать. Двигайся в него как можно глубже. Пока есть энергия, двигайся как можно глубже, люби как можно глубже и сделай это искусством. Это нужно не просто "сделать", в этом весь смысл всего искусства заниматься любовью. Есть тонкие нюансы, которые смогут узнать только люди с великим эстетическим чувством. Иначе ты можешь заниматься любовью всю жизнь и остаться неудовлетворённым, потому что ты не знаешь, что удовлетворение — это нечто очень эстетическое. Это словно тонкая музыка, возникающая у тебя в душе.

  • Секс — это не просто выбрасывание энергии

    Если посредством секса ты приходишь в гармонию, если в любви ты становишься расслабленным и ненапряженным, если любовь — это не просто выбрасывание энергии, потому что ты не знаешь, что ещё с ней делать, если это не просто облегчение, но расслабление, если ты расслабляешься в своей женщине, а женщина расслабляется в тебе, если на несколько секунд, на несколько часов или на несколько мгновений ты забываешь, кто ты такой и совершенно теряешься в забытьи, ты выйдешь из этого более чистым, невинным, девственным. И у тебя будет другого рода существо — расслабленное, центрированное, укоренённое.

  • Пусть твоя женщина будет тебе зеркалом

    Человек растёт и становится зрелым благодаря другому; тогда приходит мгновение, когда ты можешь быть один и оставаться совершенно счастливым. Нет потребности ни в ком другом, потребность исчезла, но ты многому из неё научился, ты многое узнал о самом себе. Другой стал зеркалом. И ты не разбил зеркало, ты столькому научился о самом себе, что тебе не нужно больше смотреть в зеркало. Ты можешь закрыть глаза и увидеть своё лицо. Но ты не сможешь увидеть это лицо, если с самого начала не было зеркала.

    Пусть твоя женщина будет тебе зеркалом, или твой мужчина будет тебе зеркалом. Глядя ей в глаза и видя своё лицо, двигайся в неё, чтобы узнать себя. Тогда однажды зеркало не будет нужно. Но ты не будешь против зеркала, ты будешь так ему благодарен, как ты можешь быть против него? Ты будешь так признателен, как ты можешь быть против него? Тогда — трансценденция.

  • Будущее семьи

    На земле есть семьи — очень редко, не больше одного процента, — которые действительно красивы, которые очень благоприятны, в которых происходит рост... В которых нет авторитарности, никаких путешествий власти, никакого чувства собственности; в которых дети не разрушаются... В которых жена не пытается разрушить мужа, а муж не пытается разрушить жену; где есть любовь и есть свобода; где люди собираются вместе просто из радости, не ради других мотивов; где нет политики. Да, такие семьи существовали на земле; они всё ещё есть. Для таких людей не нужно никаких перемен. В будущем они смогут продолжать жить семьями.

    Но для подавляющего большинства семья — это уродливая вещь. Ты можешь спросить психоаналитиков, и они скажут, что все возможные психические болезни возникают из семьи. Все виды психозов, неврозов возникают из семьи. Семья создаёт очень, очень больное человеческое существо.

    В этом нет необходимости; будут возможны другие решения. Дети принадлежат коммуне, они принадлежат всем. Нет никакой личной собственности, никакого личного эго. Мужчина живёт с женщиной, потому что им нравится жить вместе, потому что они лелеют это, радуются этому. В то мгновение, как они чувствуют, что любви больше не происходит, они не цепляются друг за друга. Они прощаются с полной благодарностью, с полной дружбой. Они начинают двигаться с другими людьми.

    Единственной проблемой в прошлом было, что делать с детьми. В коммуне дети могут принадлежать коммуне, и это будет гораздо лучше. У них будет больше возможностей, расти со многими разными людьми. Иначе ребёнок вырастает рядом с матерью, много лет мать и отец для него единственные образы существа. Естественно, он начинает им подражать. Дети становятся подражателями своих отцов, они увековечивают в мире ту же болезнь, что и их родители. Они становятся копиями под копирку. Это очень разрушительно. И нет никакого пути для детей, стать кем-то другим; у них нет никакого другого источника информации.

    Если сто человек живут вместе в коммуне, в ней будут членами женщины и мужчины; ребёнок не будет зафиксирован, и одержим одним образом жизни. Он сможет учиться у отца, он сможет учиться у дядь, он сможет учиться от всех людей в сообществе. У него будет большая душа.

  • Жизнь полна любви

    Каждый ребёнок полон гнева на свою мать. Матери приходится многое запрещать, матери приходится говорить "нет", этого нельзя избежать. Даже хорошей матери приходится иногда говорить "нет", и ограничивать, и отказывать. Ребёнок чувствует ярость, гнев. Он ненавидит мать и любит одновременно, потому что она — его выживание, его источник жизни и энергии. Поэтому он одновременно ненавидит и любит мать. И это становится образцом. Ты любишь женщину и её же ненавидишь. И у тебя нет никакого другого выбора. Ты всегда будет продолжать искать — бессознательно — свою мать. И это происходит и с женщинами, они продолжают искать своего отца. Вся их жизнь — это поиск папы в качестве мужа.

    Твой папа — не единственный человек в мире; мир гораздо богаче. И фактически, если ты сможешь найти папу, ты не будешь счастлива. Ты можешь быть счастлива только с возлюбленным, с любовником, не с папой. Если ты сможешь найти свою мать, ты не будешь с ней счастлив. Ты её уже знаешь, и исследовать нечего. Это уже знакомо, а знакомое не внушает уважения. Ты должен искать что-то новое, но у тебя уже есть образ.

    В коммуне у ребёнка будет более богатая душа. Он узнает многих женщин, он узнает многих мужчин; он не будет наркотически привязан к одному или двум людям.

    Семья создаёт в тебе одержимость, а одержимость против человечности. Если твой отец с кем-то ссорится, и ты видишь, что он не прав, это неважно — ты должен быть на стороне отца. Точно как люди говорят: "Правильно или нет, моя страна — это моя страна!", они говорят: "Мой отец есть мой отец, прав он или нет. Моя мать есть моя мать, я должен быть за неё". Иначе это будет предательством. Это учит тебя быть несправедливым. Может быть, ты видишь, что мать не права, и она ссорится с соседом, и прав сосед, но ты должен быть за мать. Это обучение несправедливой жизни.

    В коммуне ты не будешь слишком привязан к одной семье — не будет семьи, чтобы создавать привязанность. Ты будешь более свободным, менее одержимым. Ты будешь более справедливым. И ты будешь получать любовь из многих источников. Ты будешь чувствовать, что жизнь полна любви.

  • Человек не должен терпеть никакого несчастья

    Семья учит тебя своего рода конфликту с обществом, с другими семьями. Семья требует монополии, она требует от тебя, чтобы ты был за неё и против всех остальных. Ты вынужден оставаться на службе своей семьи, вынужден продолжать бороться во имя, во славу своей семьи. Семья учит тебя амбициям, конфликту, агрессии. В коммуне ты будешь менее агрессивным, более непринуждённым с остальным миром, потому что знаешь столько разных людей.

    Поэтому на месте семьи я хотел бы видеть коммуну, где все будут друзьями. Даже мужья и жёны должны быть не более чем друзьями. Их брак должен быть просто соглашением между ними — они решили быть вместе, потому что счастливы вместе. В то мгновение, как один из них решает, что возникает несчастье, тогда они просто расстаются. Не нужно никакого развода — не было никакого брака, поэтому нет и никакого развода. Человек живёт спонтанно.

    Когда ты живёшь несчастно, мало-помалу ты привыкаешь к несчастью. Никогда, ни на мгновение человек не должен терпеть никакого несчастья. Может быть, в прошлом жить с этим мужчиной было хорошо, радостно, но если это больше не радостно, ты должна из этого выйти. И нет необходимости в том, чтобы быть разрушительными или злыми, не нужно носить в себе никакой обиды, потому что ничего нельзя сделать с любовью. Любовь похожа на порыв ветра. Ты видишь... он просто приходит. Если он есть, он есть. Потом его нет. А если его нет, его нет. Любовь — это тайна, и манипулировать ею невозможно. Любовью нельзя манипулировать, любовь нельзя узаконить, к любви нельзя принудить ни по какой причине.

  • Ревность, ссоры и гнев вместо любви

    В семье любовь рано или поздно исчезает. Прежде всего, её могло вообще не быть с самого начала. Может быть, это был брак по расчёту — ради других мотивов, ради денег, власти, престижа. Может быть, любви не было с самого начала. Тогда дети рождаются из брачного ложа, в котором больше от смертного одра, дети рождаются не из любви. С самого начала они оказываются брошенными. И это состояние нелюбви в доме делает их притуплёнными, нелюбящими. Они получают первый урок жизни от родителей, а родители не любят друг друга, и вместо любви происходит постоянная ревность, ссоры и гнев. И дети продолжают видеть уродливые лица своих родителей.

    Сама их надежда разрушена. Они не могут поверить, что в их жизни случится любовь, если её не случилось в жизни родителей. И они видят и других родителей, и другие семьи. Дети очень восприимчивы; они постоянно всё видят и замечают. Когда они видят, что нет никакой возможности любви, они начинают чувствовать, что любовь бывает только в стихах, она существует только для поэтов, мечтателей и не имеет ничего общего с действительностью жизни. И как только ты научаешься идее, что любовь — это только поэзия, тогда она никогда не случится, потому что ты стал для неё закрытым.

    Видеть, что она происходит — это единственный способ позволить ей случиться в твоей собственной жизни. Если ты видишь, что твои отец и мать глубоко любят друг друга, живут в большой любви, заботятся друг о друге, сопереживают друг другу, уважают друг друга, тогда ты видел, как происходит любовь. Возникает надежда. Семя падает в твоё сердце и начинает расти. Ты знаешь, что это случится и с тобой.

    Если ты этого не видел, как ты можешь поверить, что это случится и с тобой? Если этого не случилось с твоими родителями, как это может случиться с тобой? Фактически ты сделаешь всё для того, чтобы этого с тобой не случилось, иначе это покажется предательством родителей.

    Вот моё наблюдение о людях: женщины продолжают говорить глубоко в бессознательном: "Смотри, мама, я страдаю не меньше, чем страдала ты". Мальчики продолжают говорить: "Папа, не беспокойся, моя жизнь ничуть не менее несчастна, чем твоя. Я не пошёл дальше тебя, я тебя не предал. Я остался таким же несчастным человеком, что и ты. Я несу цепь, традицию. Я твой представитель, папа, я не предал тебя. Смотри, я делаю те же самые вещи, что и ты делал с моей матерью, я делаю это с матерью моих детей. И то, что ты делал со мной, я делаю со своими детьми. Я ращу их так же, как ты растил меня".

  • Коммуна

    В коммуне люди будут жить вместе просто ради сущей радости быть вместе, без всякой другой причины. И когда радость исчезает, они расстаются. Может быть, это грустно, но они должны расстаться. Может быть, ностальгия о прошлом всё ещё продолжается в уме, но они должны расстаться. Их долг друг перед другом состоит в том, чтобы не жить в несчастье; иначе несчастье входит в привычку. Они расстаются с тяжёлым сердцем, но без обиды. Они ищут других партнёров.

    В будущем не будет такого брака, каким он был в прошлом, не будет такого развода, каким он был в прошлом. Жизнь будет более текучей, более доверяющей. Будет больше доверия тайнам жизни, чем ясностей закона, больше доверия к самой жизни, чем к чему-либо ещё — суду, полиции, священнику, церкви. И дети должны принадлежать всем, они не должны носить опознавательных знаков своей семьи. Они будут принадлежать коммуне; коммуна позаботится о них.

    Это будет самый революционный шаг в истории, когда люди начнут жить в коммунах и начнут быть правдивыми, честными, доверяющими и продолжать более и более отбрасывать закон.

  • Ребёнок — это не вещь, его нельзя "сделать"

    Сама идея о том, чтобы "растить" детей, абсурдна. Ты можешь, самое большее, не мешать, но не можешь "их растить". Сама идея о воспитании детей сущий вздор, и не только вздор, но и очень вредный, безмерно вредный. Ты не можешь воспитывать... Ребёнок — это не вещь, его нельзя "сделать". Ребёнок похож на дерево. Да, ты можешь помочь. Ты можешь подготовить почву, можешь принести удобрения, можешь его поливать, можешь следить за тем, получает ли растение достаточно света, вот и всё. Но в твои задачи не входит "растить" растение; оно растёт само по себе. Ты можешь помочь, но не можешь его "вырастить" или "воспитать".

    Дети — это великие тайны. В то мгновение, как ты начинаешь их воспитывать, в то мгновение, как ты начинаешь создавать в них образцы и характер, ты заключаешь их в тюрьму. Они никогда не смогут тебе этого простить. Но это единственный путь, которому они научатся, и они будут делать то же самое со своими собственными детьми, и так далее, и так далее. Каждое поколение продолжает передавать свои неврозы новым людям, которые пришли на землю. И каждое общество упорствует во всём своём безумии, несчастье.

    Нет, теперь нужно что-то совершенно другое. Человек достиг совершеннолетия, и семья отжила своё; у неё на самом деле нет никакого будущего. На смену семье придёт коммуна, и это будет гораздо благоприятнее.

    Но жить вместе в коммуне могут только медитативные люди. Только если вы умеете праздновать жизнь, вы сможете быть вместе, сможете быть любящими. Старый вздор о том, чтобы монополизировать любовь, должен быть отброшен, и только тогда вы можете жить в коммуне. Если вы продолжаете носить старые идеи о монополии — что твоя женщина не должна держать за руку никого другого, и твой муж не должен смеяться ни с кем другим, — если ты носишь все эти вздорные вещи в уме, тогда ты не сможешь стать частью коммуны.

  • Любовь есть дыхание

    Если твой муж смеётся с кем-то другим, хорошо. Твой муж смеётся, смех всегда хорош. С кем это происходит — не имеет значения, смех хорош, смех ценен. Если твоя женщина держит кого-то за руку, хорошо! Течёт тепло — поток тепла хорош, это ценность. С кем это происходит, это несущественно.

    И если это происходит с твоей женщиной, со многими людьми, это будет продолжать происходить и с тобой. Если это перестало происходить с кем-то другим, тогда это перестанет происходить и с тобой. Вся эта старая идея просто глупа! Это всё равно, что если ты будешь говорить мужу, если он куда-то уходит: "Не дыши больше нигде. Придя домой, можешь дышать, сколько хочешь, но только рядом со мной. Снаружи задерживай дыхание, стань йогином. Я не хочу, чтобы ты дышал где-то ещё". Это кажется глупым, но почему тогда любовь не должна быть как дыхание?

    Любовь есть дыхание. Дыхание — это жизнь тела, а любовь — это жизнь души. Она гораздо важнее дыхания. Когда муж уходит, ты настаиваешь на том, чтобы он не смеялся ни с кем другим, по крайней мере, с другой женщиной. Он не должен быть любящим ни с кем другим. Двадцать три часа он должен быть нелюбящим, а потом один час, в постели с тобой, он будет притворяться любящим? Ты убила любовь, она больше не течёт. Если двадцать три часа он должен оставаться йогином, сдерживать любовь, думаешь ли ты, что он сможет внезапно расслабиться на один час? Это невозможно. Ты разрушаешь этого мужчину, ты разрушаешь эту женщину, и тогда вы друг другу надоедаете, вам становится скучно. Тогда ты начинаешь чувствовать: "Он меня не любит!", тогда, как сама создала всё своими руками. И он начинает чувствовать, что ты не любишь его и больше не так счастлива, как раньше.

    Когда люди встречаются на пляже, когда они встречаются в саду, когда они на свидании, ничто не определённо и всё текуче; оба счастливы. Почему? Потому что они свободны. Птица на крыле — это одно, и та же самая птица в клетке — совершенно другое. Они счастливы, потому что свободны.

    Человек не может быть счастливым без свободы, а ваша старая семейная структура разрушила свободу. И поскольку она разрушила свободу, она разрушила и счастье, она разрушила и любовь.

  • Ребёнок не вещь

    У семьи нет будущего, по крайней мере, в том смысле, в котором её понимали до сих пор. Будущее есть у любви и отношений. "Муж" и "жена" станут уродливыми и грязными словами.

    И каждый раз, когда ты монополизируешь женщину или мужчину, естественно, ты монополизируешь и детей. Я совершенно согласен с доктором Томасом Гордоном, который говорит: "Я считаю всех родителей потенциальными угнетателями детей, потому что сам способ воспитания детей основывается на власти и авторитете. Я считаю разрушительным представление многих родителей: "Это мой ребёнок, и я могу делать со своим ребёнком, что хочу". Это насильственно, это разрушительно". Ребёнок не вещь, не стул, не машина. Ты не можешь делать с ним, что захочешь. Он появляется из тебя, но тебе не принадлежит. Он принадлежит существованию. Ты, самое большее, заботишься о нём; не становись его собственником.

    Но вся идея семьи — это идея владения: владения собственностью, владения женщиной, владения мужчиной, владения детьми. А собственничество ядовито; поэтому я против семьи. Но я не говорю, что те, кто действительно счастлив в семье — кто остаётся текучим, живым, любящим, — должны её разрушить. Нет, в этом нет никакой необходимости. Их семья уже коммуна, небольшая коммуна.

    И конечно, ещё большая коммуна будет гораздо лучше, в ней будет больше возможностей, больше людей. Разные люди будут приносить разные песни, разные люди будут приносить разные стили жизни, разные люди будут приносить разные ветры, разные люди будут приносить разные лучи света, и на детей будет изливаться, как только возможно, больше разных стилей жизни, и они смогут выбирать, и у них будет свобода выбирать.

    И они должны быть обогащены тем, чтобы знать многих женщин, чтобы они не были одержимы лицом матери или её образом жизни. Тогда они смогут любить больше женщин, больше мужчин. В жизни будет больше от приключения.

  • Тебе приходится скрывать любовь

    Любовь должна быть немного более вынесена на всеобщее обозрение. Люди должны знать, что любовь происходит. Маленькие дети должны знать, что такое любовь. Они должны видеть людей, которые заботятся друг о друге.

    Но это очень древняя идея, очень старая идея, что можно ссориться на людях, но нельзя любить. Ссориться приемлемо. Ты можешь убить, это позволено. Фактически, когда два человека ссорятся, вокруг собирается толпа, чтобы увидеть, что происходит, и все этому радуются! Именно поэтому люди продолжают читать и наслаждаться историями об убийствах, захватывающими детективными романами.

    Убийство позволено, но не любовь. Если ты любишь на людях, это считается непристойным. Это абсурдно — любовь непристойна, а убийство не непристойно? Влюблённые не должны быть любящими на людях, а генералы могут продолжать ходить на людях, показывая все свои медали? Это убийцы, и это медали за убийство! Эти медали показывают, сколько человек они убили, сколько человек они разрушили. Это ли не непристойно?

    Это должно считаться непристойностью. Никому нельзя разрешать ссориться на людях. Это непристойно; насилие непристойно. Как может любовь быть непристойной? Но любовь считается непристойной. Тебе приходится скрывать её в темноте. Тебе приходится заниматься любовью так, чтобы об этом никто не знал. Тебе приходится делать это так тихо, крадучись... естественно, ты не можешь этим действительно наслаждаться. И люди не осознают, что такое любовь. И у детей в особенности нет никакой возможности узнать, что такое любовь.

    В лучшем мире, в котором больше понимания, любовь будет везде и всюду. Дети будут видеть, что такое забота. Дети будут видеть, какую радость приносит забота о ком-то. Любовь должна быть более общепринятой, насилие должно быть более осуждаемым. Любовь должна быть более доступной. Двое людей, занимающиеся любовью, не должны беспокоиться о том, чтобы об этом никто не узнал. Они должны смеяться, они должны петь, они должны кричать от радости, чтобы вся округа знала, что кто-то кого-то любит, кто-то занимается любовью.

    Любовь должна быть таким подарком. Любовь должна быть такой божественной. Она священна.

  • Жизнь может стать раем здесь и сейчас

    В моём видении коммуна состоит из любящих людей, которые живут вместе без всякого противоборства друг с другом, без всякого соревнования друг с другом, с любовью, которая течёт, которая более доступна, без всякой ревности или чувства собственности. И дети принадлежат всем, потому что они принадлежат существованию, о них заботится каждый. И они такие красивые люди — эти дети, — кто о них не позаботится? И у них есть столько возможностей видеть разных людей в состоянии любви, и каждый человек живёт по-своему. Они станут богаче. И я вам скажу, что если в мире будут существовать такие дети, никто из них не будет читать "Плэйбой"; в этом не будет необходимости. И никто из них не будет читать "Камасутру" Ватсяяны, не будет необходимости. Фотографии голых людей исчезнут. Они просто показывают голодающий секс, голодающую любовь. Мир станет почти не сексуальным, таким он будет любящим.

    Ваши священники и политики создали все виды непристойности в мире. Они породили всё, что только есть уродливого. И ваша "семья" играет в этом большую роль. "Семья" должна исчезнуть. Она должна исчезнуть в большей версии коммуны, жизни, не основанной на маленьких отождествлениях, более текучей.

    В коммуне кто-то будет буддистом, кто-то индуистом, кто-то джайном, кто-то христианином, кто-то евреем. Если семья исчезает, автоматически исчезает и церковь, потому что семья принадлежит церквям. В коммуне будут дрейфовать все виды людей, все виды религий, все виды философий, и у ребёнка будет возможность учиться. В один день он пойдёт в дядей с церковь, в другой день, с другим дядей — в храм и узнает, что всё это есть, и что у него есть выбор. Он может выбирать и решать, к какой религии хочет принадлежать. Ничто ему не навязывается.

    Жизнь может стать раем здесь и сейчас. Нужно только удалить преграды. Семья — одна из величайших преград.

Случайная статья

- Можно ли бороться со злом путем насилия?
- Можно, но страшно представить, что потом сделает изнасилованное зло! (c)

Аккаунт

Пожертвовать сайту

 

ВКонтакте Твиттер Живой Журнал/Livejournal Facebook Medium Tumblr Instagram           

Есть вопросы?
1000 максимум символов
Есть вопросы?
1000 максимум символов