Ошо о Джидду Кришнамурти

Вопрос: Какова Ваша связь с Кришнамурти?

Это действительное таинство. Я любил его с тех пор как узнал о нём, а он был очень любящим по отношению ко мне. Но мы никогда не встречались, следовательно наши родственность и связь - это что-то за пределами слов. Мы никогда не видели друг друга, но ещё… может быть мы были две персоны ближайшие друг к другу в целом мире. Мы имели огромную общность, не нуждающуюся в словах, не нуждающуюся в физическом присутствии…

Вы спрашиваете меня о связи с ним. Это была глубочайшая, насколько это возможно связь, которая не нуждается в физических контактах, которая не нуждается в лингвистических связующих. Не только это, однажды я критиковал его, а он критиковал меня и мы радовались критике друг друга, потому что совершенно знали, что именно имелось в виду. Сейчас он мёртв, я буду скучать о нём, потому что не могу больше иметь возможности критиковать его, это не будет правильным. Это было так радостно – критиковать его. Он был одним из самых разумных людей столетия, но он был не понят людьми.

Он умер и, кажется, мир идёт своим путём, даже не обернувшись назад для одного единственного момента, того что один из самых интеллигентных людей больше не здесь. Это будет не трудным – найти остроту и разумность снова в веках. Но люди такие слепые путники, что они очень многого не замечают. В газетных сводках новостей, только в маленьком уголке, который никто не читает сообщение о его смерти. И кажется, что девяностолетний человек, который говорил на протяжении почти семидесяти лет по всему миру, пытаясь помочь людям быть независимыми, пытаясь помочь людям быть свободными, никто из них даже не отплатил ему должным уважением, за то, что он упорно работал в целой истории для человеческой свободы и человеческих добродетелей.

Я не чувствую сожаления по поводу его смерти. Его смерть прекрасна; он достиг всего, что жизнь была в состоянии дать. Но я определённо чувствую сожаление по поводу всего мира. Он упустил величайшую возможность осознанности, высочайший пик, ярчайшую звезду. Он слишком озабочен мелочами.

Я чувствую глубокое родство с Кришнамурти, хотя говорить о связи не совсем правильно, связь возможна только между двумя вещами, которые раздельны, а я чувствую почти единство с ним. Несмотря на всю его критику, несмотря на всю мою критику, которая была всего лишь шуткой со старым человеком, провокацией старика… и он был очень легко поддающимся на провокации…

Учителя Кришнамурти были прекрасны, но слишком серьёзны. И мой опыт, и отношение – что его семьдесят лет мирового учительства прошли впустую, потому что он был серъёзен. Только люди с вытянутыми лицами, несчастные и серьёзные типы личностей собирались вокруг него. Он был собирателем трупов, и чем становился старше, тем эти трупы так же становились старше.

Я знаю людей, которые слушали его почти всю жизнь, они были также стары, как он сам. Они ещё живы. Я знаю одну женщину девяноста пяти лет, и знаю много других людей. Одну вещь я заметил во всех них, она всеобща – все они слишком серьёзны!

Жизнь нуждается в игре, в юморе, в смехе - только в отрицании этой точки зрения на жизнь я абсолютно не согласен с ним, в остальном же, он был гениален. Он проник так глубоко, как это возможно, во все измерения человеческой духовности, но это всё подобно утомительному пути в пустыне. Я хотел бы вас вернуть назад в Эдемский сад, - в невинность, не серьёзность, но играющих подобно маленьким детям. Всё Существование есть игра. Всё Существование полно юмора, вы всего-лишь нуждаетесь быть чувствительными к юмору, и вы будете удивлены… Существование смешное, в танцующем настрое. Вы должны быть в этом же настроении, чтобы действительно понимать его.

Я не сожалею, что Джидду Кришнамурти мёртв, ему нечего было уже больше достигать. Я сожалею о том, что его учение не достигло человеческих сердец, потому что оно было слишком сухим, лищённым сочности, без юмора, без смеха. Но я был удивлён узнать – когда бы он ни говорил, он был против религий, против политиков, против status quo, был против всего прошлого. Ещё никто так не порицал прошлое по одной простой причине – что оно было не эффективным. Не было других причин порицать его.

Кришнамурти потерпел неудачу, потому что он не смог коснуться человеческих сердец. Сердце нуждается в других подходах. В этом я отличался от него всю свою жизнь: пока человеческое сердце в поиске, вы можете повторять подобно попугаю прекрасные слова – но они ничего не значат. Что-бы Кришнамурти ни говорил правдивого, но не мог найти родственного в вашем сердце. Другими словами, я говорю, что Дж. Кришнамурти был великим философом, но он не стал Мастером. Он не смог помочь людям, подготовить их к новой жизни, новым ориентирам.

Но я ещё люблю его, потому что посреди философов он ближайший к мистическому настрою жизни. Он сам избегал мистических путей, обходил их стороной, и это причина его неудачи. Но только он один между современных мыслителей, кто подошёл очень близко, почти к самой границе мистики и остановился здесь. Может быть он испугался, потому что если бы он начал говорить о мистицизме, люди начали впадать в старые упражнения, в отжившие своё традиции, в старые мистические философии. Этот страх предохранил его от входа. Но этот же страх также предохранил и других людей от входа в мистерии жизни…

Я встречал тысячи людей Кришнамурти, потому что кто-бы ни интересовался Кришнамурти, рано или поздно находит свой путь ко мне. Потому что там где Кришнамурти оставит их, я могу взять их руки и вести во внутреннее пространство сияния правды. Вы можете говорить о моей связи с Кришнамурти, что Кришнамурти приготовил почву для меня. Он подготовил людей интеллектуально для меня; сейчас моя работа провести этих людей глубже чем интеллект, в сердце; и глубже сердца – в Существование.

Наша работа одна. Кришнамурти мёртв, но его работа не мертва. Пока я не мёртв, его работа будет продолжаться…



Ссылка на статью: https://медитация.рф/4245

Добавить комментарий
Реклама удаляется мгновенно, не старайтесь.