Ошо о самоубийстве (саньясина)

Один мой друг недавно покончил с собой, и я чувствую себя очень расстроенным по этому поводу. Он был саньясином и я чувствую, что вы не уберегли его.

 

Здесь необходимо понять кое-что. Во-первых, вы не принимаете смерть, вот в чём проблема. Вы слишком цепляетесь за жизнь.

И вы думаете, что я должен защищать людей от смерти? Я должен помогать им жить тотально, умирать тотально — в этом моя работа. Для меня смерть также прекрасна, как и жизнь. У вас сложилось определённое мнение, что я должен защищать людей от смерти. В таком случае я буду против них. Смерть прекрасна, в ней нет ничего плохого. В действительности иногда жизнь может быть плохой, но смерть не бывает плохой никогда, потому что смерть это расслабление, смерть это сдача.

Вы создаёте проблему из-за вашего страха, она не имеет ничего общего с вашим другом. Его смерть встревожила вас, она принесла в ваше сознание тот факт что вам тоже придётся умереть, а этого вы допустить не можете. Теперь вы хотите, чтобы я вас немного утешил. Я не собираюсь никого утешать. Я говорю только правду, а смерть — такая же правда как и жизнь. Но люди живут с таким представлением, что смерть это нечто враждебное, её нужно избегать, и пока её избегаешь всё хорошо. Как бы там ни было надо жить, надо тянуть лямку. Даже если жизнь не имеет никакого смысла надо продолжать жить. Можно страдать, можно быть парализованным, можно сходить с ума. Можно не представлять никакой пользы ни для кого, можно быть обузой для самого себя и каждое мгновение может быть полно страшными страданиями, но надо всё-таки продолжать жить, как будто бы жизнь имела какую-то внутренне присущую цену. Вот такое представление носят люди в своём уме, смерть это табу. Но не для меня. Для меня и жизнь, и смерть прекрасны, они две стороны одной энергии.

Поэтому я должен помогать вам жить и я должен помогать вам умирать, именно таким образом я защищаю вас. Пусть это будет абсолютно ясно, иначе вы всегда будете в замешательстве. Кто-то болеет, заболел саньясин, а потом он начинает спрашивать себя, может ли он мне доверять ввиду того, что он заболел. Я здесь не для того чтобы защищать вас от болезней. Я здесь для того чтобы помочь вам понять болезнь, пройти через неё в молчании, оставаясь её свидетелем, рассматривая её невозмутимо. Болезнь — это часть жизни. Поэтому если кто-то думает, что я должен защищать его от болезней, он не сможет понять меня никогда, он находится здесь из неправильных побуждений. И если он умирает, я помогу ему умереть.

Смерть может быть великой славой, она может быть великой вершиной. Смерть всегда тревожит людей, потому что они отвергают её. Вы отвергаете, вы противитесь смерти. Вы не хотите умирать, вы хотели бы остаться на веки веков, но это невозможно. Это первое.

Второе, так как это даже не было естественной смертью, это было самоубийство, у вас сложилось представление, что я должен был бы защищать саньясинов. Я должен предотвращать самоубийства, ни один саньясин не должен покончить с собой. Почему? Это часть вашей свободы. Если саньясин решает, что игра окончена, и он хочет вернуться домой, то кто я такой чтобы помешать ему? Я ему просто скажу, «Иди радостно, танцуя. Не уходи печально, пусть это будет радостным путешествием обратно домой».

Но тот саньясин никогда меня не спрашивал. Даже если бы он спросил, я сказал бы ему: «Это твоя свобода. Я не вмешиваюсь в твою свободу. Это твоя жизнь, это твоя смерть, кто я такой чтобы вмешиваться? Всё, что я могу сделать, это предоставить тебе тот навык, который делает всё прекрасным». А самоубийство тоже может быть прекрасным.

Вы удивитесь, узнав, что в Индии существует религия, джайнизм, которая разрешает самоубийство, разрешает его в качестве религиозного акта! Она разрешает своим саньясинам совершать самоубийство, если они решат это сделать. Я думаю, что это одно из самых великих допущений свободы, никакая другая религия не осмеливалась на большее. Рано или поздно все нации в мире должны будут принять самоубийство в качестве одного из основных прав, потому что если человек хочет умереть, тогда кто вы — ваши суды, ваша полиция и ваши законы чтобы помешать ему? Кто вы такой? Кто дал вам право? Почему нужно заставить его чувствовать себя виноватым? Почему нужно заставить его чувствовать себя преступником? Почему он не может пригласить своих друзей и умереть с танцем и песней? Почему он должен совершать это как преступление?

Самоубийство не преступление, ваш закон делает его преступлением. В будущем, когда свободу будут больше уважать, если человек захочет умереть, он пригласит на это своих друзей. Он поживёт несколько дней с друзьями, он будет танцевать, петь и слушать хорошую музыку, читать стихи и ходить в гости к соседям, чтобы попрощаться. В один прекрасный день все соберутся вместе и он просто умрёт. И они устроят ему хорошие проводы! В будущем самоубийство не будет преступлением.

Вам нужно всего-навсего изменить ваше отношение. И в том что касается меня вам должно быть всё ясно, я не обычный учитель, который утешает людей. У меня есть обязательство перед правдой, не перед утешением. Какой бы неудобной ни была правда, у меня обязательство перед правдой. Для меня это священное явление, свобода.

Если он решил совершить самоубийство это совершенно нормально. Вы должны суметь предоставить ему эту свободу. Вы сопротивляетесь этому. Он уже совершил самоубийство, а вы не даёте ему разрешения осуществить его. Это ваша проблема, это не его проблема. Не он создал проблему, он просто спровоцировал проблему, которая была в вас всегда. А теперь отпустите его, распрощайтесь с ним, расслабьтесь и поймите это.

Это мгновение печали может стать мгновением великого понимания, потому что нечто было затронуто в самой глубине вашего сердца. Теперь не теряйте время! Медитируйте над этим, рассматривайте это со всех сторон, со всех углов. Не будьте просто сердиты, не будьте просто печальны, пусть это станет также великим моментом медитации. Да, есть печаль, есть гнев, как будто бы он вас обманул. Он был вашим другом, и он даже ничего вам не сказал. Как он посмел? Он обманул вас! Вот почему в глубине души вы очень разгневаны. И вы сердитесь также и на меня: как я мог такое позволить? Он никогда меня не спрашивал. Но если бы и спросил, я бы ему разрешил. Но он никогда меня не спрашивал. На самом деле и не нужно спрашивать, если он хочет уйти, то он хочет уйти.

Всё хорошо. Да, даже самоубийство хорошо. Нужно мужество чтобы допустить это. Первым табу в мире был секс, и секс понемногу, но признаётся. Теперь самоубийству нужен в мире Фрейд, некто вроде Фрейда, который разрушит второе табу. Вот они два табу, секс и смерть. Теперь нужен кто-то, кто сделал бы смерть приемлемой, отрадной, кто-то, кто разрушил бы миф о том, что в этом есть что-то плохое, что только трусы совершают самоубийство. Это неверно. На самом деле, происходит как раз обратное: трусы продолжают цепляться за жизнь. А человек порой доходит до такой точки, когда он видит, что нет смысла жить. Он возвращает Богу билет. Он говорит ему, «Оставь этот мир себе. Я ухожу. Я больше не хочу смотреть этот фильм».

Я слышал историю о том, как Джордж Бернард Шоу был приглашён на просмотр одной драмы. В середине он неожиданно встал. «Куда вы идёте?» — спросил его автор. «Я посмотрел половину», — ответил Бернард Шоу. «Но ведь будет ещё половина», — сказал автор. «Но она написана тем же самым человеком, так что я посмотрел её до конца». Человек увидел половину жизни, потом он видит, что она написана тем же самым человеком, тогда какой смысл оставаться? Идите домой и отдохните!

Медитируйте над этим — это прекрасный момент. Да, вы печальны, рассержены, но медитируйте над этим. И вы останетесь в выгоде. Тот саньясин оказал хорошую услугу нескольким людям. Не теряйте этот момент, оставаясь только рассерженным  и печальным, внесите в него медитацию, задумайтесь над ним, почему вы это чувствуете? И сделайте это вашей проблемой. Не перекладывайте на него ответственность, потому что это бессмысленно. А это именно то, что мы делаем, мы спрашиваем себя, почему он покончил с собой? Не в этом дело. Почему это причиняет вам боль — вот в чём проблема. Ему виднее, почему он покончил с собой. Почему он ничего вам не сказал? И это ему виднее. Кто знает, почему он решил никому ничего не говорить? Кто знает, почему он решил это сделать именно в тот день?

Похоже на то, что он умер очень умиротворённо. Один из врачей коммуны пришёл осмотреть его, когда он умер, — он лежал посреди дороги очень умиротворённо, как будто только что там заснул, подложив руку под голову, словно вихрь прошёл, буря закончилась.

Проблема не в том, почему он это сделал и почему он ничего не сказал. Проблема также не в том, почему Ошо не помешал ему этого сделать, почему он не позаботился. Это тоже не ваша проблема. Ваша проблема в том, почему вы не можете этого принять. Где болит? Вы должны войти в это глубоко, найти рану и войти в неё. И для вас станет великим откровением то, что вы не принимаете смерть, что вы боитесь смерти, что даже ваше отношение ко мне не является отношением доверия, но только утешения и жадности. Вы хотите использовать меня для каких-то ваших идей о том, что я должен вас защищать, что я для вас своего рода служба безопасности. Нет. Я не являюсь гарантом чего-либо. Я очень безответственный человек. Те, кто берутся со мной за руку должны взяться со мной за руки полностью отдавая себе отчёт в том, что они следуют за безответственным человеком, который не придерживается никакой морали, не знает никаких принципов, у которого нет так называемых ценностей, который крайне хаотичен и который доверяет жизни и её хаосу абсолютно. Поэтому, что бы ни принесла жизнь, для меня это хорошо.

Задумайтесь над этим и посмотрите, как его смерть повлияла на ваше отношение ко мне, почему поколеблено ваше доверие, на что вы надеялись. За всем этим должна была быть какая-то скрытая причина, и эта причина затронута. Если вы сможете медитировать, вы выйдете из этого посвежевшим и обновлённым и вы будете благодарны ему. И не беспокойтесь о нём, он уже родился, он нашёл мать. В мире столько глупеньких женщин, что нового рождения нельзя избежать никак! Поэтому не волнуйтесь. Вполне вероятно, что через два-три года он вернётся сюда ребёнком. В тот день когда он придёт я скажу «Вот он!» Вы только подождите!

 

Ошо, «Друзья моих друзей»

 



Ссылка на статью: https://xn--80ahcnbt9b7a1f.xn--p1ai/6112

Добавить комментарий
Реклама удаляется мгновенно, не старайтесь.


Рекомендуем