Цитаты Ошо про медитацию

Медитация — это не концентрация

Медитационные техники могут быть неверными. Например: любая медитационная техника, погружающая вас в глубокую сосредоточенность, — неверна. Вы будете становиться всё более и более замкнутым, вместо того чтобы становиться открытым. Если вы будете сужать своё сознание, на чём-то концентрировать его, если будете изгонять бытие и становиться целенаправленным, это будет вызывать в вас всё большее и большее напряжение (tension). Отсюда и слово «внимание» (attention), которое означает «в напряжении» (at-tension). Концентрация, сам звук этого слова, вызывает в вас ощущение напряжённости.

Позвольте, я перечислю несколько основных моментов. Первое: медитация это не концентрация, а расслабление — человек внутренне расслабляется (relaxes into oneself). Чем больше вы расслабляетесь, тем больше ощущаете себя открытым, уязвимым, не таким жёстким. Вы становитесь более гибким, и внезапно в вас начинает проникать бытие. Вы больше не похожи на скалу, в вас появляются отверстия.
Расслабиться — значит впасть в такое состояние, в котором вы ничего не делаете, потому что если вы будете что-либо делать, напряжение не прекратится. Состояние не-делания — это когда вы просто расслабляетесь и наслаждаетесь возникающим при этом чувством. Внутренне расслабьтесь, закройте глаза и слушайте всё то, что происходит вокруг вас. Не нужно ни в чём видеть помеху. В тот момент, когда вы воспринимаете что-либо как помеху, вы отрицаете Бога.

Вот Бог пришёл к вам в виде птицы — не отрицайте его. Он постучался в вашу дверь в облике птицы. Вот он пришёл в виде лающей собаки, или плачущего ребёнка, или хохочущего сумасшедшего. Не отрицайте, не отвергайте — принимайте, ибо если вы отрицаете, вы напрягаетесь. Любое отрицание порождает напряжение — принимайте. Если вы хотите расслабиться — принимайте. Принимайте всё, что происходит вокруг; пусть всё становится органическим целым. Неважно, знаете вы об этом или нет, — всё взаимосвязано. Птицы, деревья, небо, солнце, земля, вы, я — всё связано друг с другом, всё образует органическое единство.
Если исчезнет солнце, исчезнут деревья; если исчезнут деревья, исчезнут птицы; если исчезнут птицы и деревья, то вы не сможете быть здесь, исчезнете и вы. Это и есть экология. Всё тесно взаимосвязано друг с другом.

Ничего не отрицайте, поскольку когда вы отрицаете, вы отрицаете что-то в самих себе. Если вы отрицаете этих щебечущих птиц, тогда что-то отрицается и в вас.

Когда вы расслабляетесь, вы принимаете; принятие бытия — это единственный способ расслабиться. Если вам мешают незначительные вещи, значит, вам мешает ваша позиция. Сидите молча; слушайте всё, что происходит вокруг вас и расслабляйтесь. Принимайте, расслабляйтесь — и вдруг вы почувствуете, как внутри вас поднимается огромная энергия. Когда я говорю: «Наблюдайте» — не пытайтесь наблюдать; иначе вы вновь окажетесь напряжённым и начнёте концентрироваться. Просто расслабьтесь, оставайтесь расслабленным, ненапряжённым и смотрите... а что ещё можно делать? Вы здесь, ничего не нужно делать, никакой борьбы, никакого конфликта. Вы просто наблюдаете. Запомните: просто наблюдаете.


Медитация — это состояние не-ума

Медитация — это состояние не-ума. Медитация — это состояние чистого сознания без содержания. Обычно наше сознание слишком переполнено чепухой, совсем как зеркало, покрытое пылью. Ум — постоянная толчея; движутся мысли, движутся желания, движутся воспоминания, движутся амбиции — это постоянная толчея! День приходит, день уходит. Даже когда вы спите, ум функционирует, он грезит. Это по-прежнему думание, это по-прежнему волнения и печали. Он готовится к следующему дню, продолжается подспудное приготовление. Такое состояние — не медитация. Как раз противоположное и есть медитация.

Когда нет толчеи, и думание прекратилось, ни одна мысль не движется, ни одно желание не удерживается, вы полностью молчаливы — такое молчание и есть медитация. И в этом молчании известна Истина, больше никогда. Медитация — это состояние не-ума. И вы не сможете найти медитацию с помощью ума, так как ум будет вечно находить самого себя. Вы сможете найти медитацию, только отставляя ум в стороне, оставаясь холодными, индифферентными, не отождествлёнными с умом, наблюдая, как ум проходит мимо, но не отождествляясь с ним, не думая, что я есть он. Медитация — это осознание того, что я не есть ум. Когда осознание идёт глубже и глубже, мало-помалу появляются мгновения — мгновения молчания, тишины, мгновения чистого пространства, мгновения прозрачности, моменты мгновения, когда ничто в вас не удерживается, всё постоянно. В эти мгновения постоянства, безмолвия вы узнаёте, кто вы такие, и вы узнаёте тайну бытия этой жизни, этого существования.

Придёт день, день великого блаженства, когда медитация станет вашим естественным состоянием. Ум — это нечто неестественное, он никогда не остановится не станет вашим естественным состоянием. Но медитация — это естественное состояние, которое мы утратили. Это — потерянный рай, но рай можно возвратить. Посмотрите в детские глаза, взгляните — и вы увидите удивительное огромное молчание, невинность. Каждый ребёнок приходит с медитативным состоянием, но он должен быть наставлен на пути общества — его нужно научить, как думать, как вычислять, как размышлять, как спорить; его нужно научить словам, языку, понятиям.

И мало-помалу он теряет контакт со своей невинностью. Он становится испорченным, загрязнённым обществом. Он становится эффективным механизмом, он больше не человек. Всё, что нужно — это снова вернуть это пространство. Вы его уже знали, так что, когда вы в первый раз узнаете медитацию, вы будете удивлены — так как в вас возникает великое чувство, будто вы уже её раньше знали — в вас возникнет великое чувство, будто вы знали её раньше. И это чувство вас не обманывает оно правдиво: вы её уже знали. Вы забыли. Алмаз потерялся в горах мусора, но если вы сможете их расчистить, вы вновь найдёте этот алмаз — он ваш. В действительности его нельзя потерять, о нём можно лишь забыть.

Мы рождены медитаторами, а потом мы изучаем пути ума. Но наша истинная природа остаётся спрятанной где-то глубоко внутри, подобно подземному течению. Однажды, немного углубившись, вы найдёте, что источник по-прежнему изливается — источник чистой воды; и величайшая радость в жизни — найти его. Медитация — это не концентрация. Если есть концентрация, то есть тот, кто концентрируется, и есть объект, на котором концентрируются. Присутствует двойственность. В медитации никого нет внутри и никого — снаружи. Это — не концентрация. Нет никакого разделения между "внутри" и "вне". "Внутри" протекает во "вне", "вне" перетекает во "внутрь". Демаркационной линии, границы больше не существует. "вне" есть "внутри", это — недвойственное сознание. Концентрация — это двойственное сознание: поэтому концентрация создаёт усталость; поэтому, когда вы концентрируетесь, вы чувствуете истощение. И вы не сможете концентрироваться все двадцать четыре часа в сутки, вам понадобится время для отдыха.

Концентрация никогда не сможет стать вашим естеством. Медитация вас не утомляет, она вас не изнуряет. Медитация может стать двадцатичетырёхчасовой день за днём, год за годом. Она может стать вечностью. Это саморасслабление. Концентрация — это действие. Медитация — это состояние не-воли, состояние не-деяния. Это расслабление. Нужно просто погрузиться в собственное бытие, и оно есть существование... В концентрации ум действует исходя из заключений; вы что-то делаете. Концентрация исходит из прошлого. В медитации нет никаких заключений вне её самой. Вы не делаете ничего особенного, вы просто есть. В ней нет никакого прошлого, она не заражена прошлым. В ней нет никакого будущего, она чиста от будущего.

Это то, что Лао-Цзы называл вей-ву-вэй, деяние через недеяние. Это то, о чём говорили Мастера Дзэн: "Молчаливо сидеть, ничего не делать, весна приходит и трава растёт сама по себе". Помните, "сама по себе" — ничего не делается. Вы не тащите траву наверх, весна приходит и трава растёт сама по себе. Это состояние — когда вы позволяете жизни идти своим чередом, когда вы не хотите её направлять, когда вы никак не хотите её контролировать, когда вы не манипулируете, когда вы не навязываете ей никакой дисциплины — это состояние чистой недисциплинированно спонтанности и есть медитация. Медитация — в настоящем, в чистом настоящем. Медитация — это непосредственность. Вы не можете медитировать, вы можете быть в медитации. Вы не можете быть концентрации, но вы можете концентрироваться. Концентрация — это человеческое, медитация — божественное.

 
Выбор медитации

С самого начала найдите то, что подходит вам. Медитация не должна быть усилием. Если она насильственна, она обречена с самого начала. Насильное никогда не сделает вас естественным. Нет нужды создавать конфликт. Это нужно понять, так как у ума есть естественная способность медитировать, если вы предоставляете объекты, подходящие ему. Если вы ориентированы на тело, есть пути достижени Бога через тело, так как тело тоже принадлежит Богу. Её ли вы чувствуете, что ориентированы на сердце, тогда — молитва. Если вы чувствуете, что ориентированы на разум, тогда — медитация. Но мои медитации другие. Я попытался разработать методы, которые могут быть использованы всеми тремя типами.

В них используется многое от тела, многое от сердца, и многое от разума. Все три соединены вместе и работаю с разными людьми по-разному. Тело-сердце-ум: все мои медитации идут таким путём Они начинаются с тела, идут через сердце, достигают ума а потом выходят за их пределы. Всегда помните — то, чем вы наслаждаетесь, может идти вглубь вас, и только то, чем вы наслаждаетесь, может идти вглубь. Наслаждение этим означает просто, что это вам подходит. Его ритм совпадает с вами; между вами и методом есть тонкая гармония. Раз вы наслаждаетесь методом — не жадничайте, входите в него настолько, насколько сможете. Вы можете это делать раз или, если возможно, дважды в день. Чем больше вы это делаете, тем больше вы будете этим наслаждаться. Отбросьте метод только тогда, когда радость исчезла, тогда его работа закончена. Ищите другой метод. Ни один метод не сможет вас довести до самого конца. Во время путешествия вы должны будете пересесть на другой поезд много раз. Определённый метод приведёт вас к определённому состоянию. За его пределами он уже бесполезен, он уже отработан. Так что нужно помнить о двух вещах: когда вы наслаждаетесь методом, идите в него глубоко, насколько это возможно, но никогда не становитесь зависимым от него, так как однажды вам придётся его отбросить. Если вы становитесь слишком зависимым от него, тогда он подобен наркотику; вы его не сможете оставить. Вы им уже не наслаждаетесь — он вам ничего не даёт — он стал привычкой. Тогда можно продолжать его использовать, но уже двигаясь по кругу; он уже не может вывести вас за его пределы. . Пусть критерием будет радость. Если радость есть — продолжайте, до последней капли радости — продолжайте.

Её нужно выпить полностью. Ничего не должно оставаться, ни одной капли. А потом будьте способны отбросить это. Изберите какой-нибудь другой метод, который вновь принесёт радость. Человек изменяется много раз. У разных людей по-разному, но очень редко одним методом можно пройти весь путь. Нет нужды заниматься множеством медитаций, потому что можно начать делать разочаровывающие и противоречивые вещи, и тогда появляется боль. Выберите две медитации и придерживайтесь их. В действительности мне бы хотелось, чтобы вы выбрали одну, это было бы лучше всего. Лучше повторять ту, которая вам подходит, много раз. Тогда она пойдёт глубже и глубже. Вы пробуете множество вещей — сегодня то, завтра это. Вы изобретаете и своё, и можете создать множество разочарований.

В книге Тантры — 112 медитаций. Вы можете сойти с ума. Вы уже безумны! Медитация — это не шутка. Иногда она может быть опасна. Вы играете с тонким, очень тонким механизмом ума. Иногда нечто маленькое, чего вы не сознавали, может стать опасным. Так что никогда не пробуйте изобретать и не занимайтесь само дельными медитациями . Выберите две и попробуйте делать их в течение нескольких недель. Создать пространство для медитации Если вы можете создать особое место — маленький xpaм или уголок дома, где вы ежедневно можете медитировать, тогда не используйте этот уголок ни для каких других целей, так как у каждой цели своя вибрация Используйте этот уголок только для медитации и больше ни для чего. Тогда этот уголок переменится и будет каждый день ждать вас. Этот уголок вам поможет, это окружение создаст особую вибрацию, особую атмосферу, которой вы с большей лёгкостью сможете идти глубже и глубже. В этом — причина строительства храмов, церквей и мечетей — просто иметь место, которое существует толь ко для молитвы и медитации.

Если вы можете выбрать для медитации постоянное время, это также весьма поможет, так как ваше тело, ваш ум — это механизм. Если вы завтракаете в определённый час ежедневно, ваше тело начнёт требовать пищи в это время. Иногда вы можете даже играть с этим. Если вы обедаете в час дня, и часы показывают, что сейчас — час дня, вы по чувствуете голод, даже если часы идут неправильно, и сей час — только одиннадцать или двенадцать. Вы глядите н часы, часы показывают час дня — и вы чувствуете голо; Ваше тело — механизм.

Ваш ум — также механизм. Медитируйте ежедневно в одном и том же месте, в одно и то же время, и вы создадите "голод по медитации" и в теле и в уме. Каждый день ваши тело и ум в это особое время будут просить вас заняться медитацией. Это поможет. В вас будет создано пространство, которое станет голодом, жаждой.

В самом начале это очень хорошо. Пока вы не дойдёте до точки, в которой медитация станет естественной, и вы сможете медитировать где угодно, в любом месте, в любое время — до этого момента используйте эти механические возможности тела и ума для помощи. Климат создадут выключенный свет, запах определённых благовоний, определённая одежда — определённой длины и мягкости, определённый коврик, определённая поза. Всё это помогает, но не вызывает медитации. Если вашим условиям следует кто-нибудь ещё, это может стать помехой. Каждый должен найти свой собственный ритуал. Ритуал нужен просто для того, чтобы расслабиться и ждать. А когда вы расслаблены и ждёте, что-то случается; как сон, Бог приходит к вам, как любовь. Бог приходит к вам. Вы не сможете вызвать это по собственной воле, вы не сможете это принудить.

 

Будьте естественными и раскованными

Можно стать одержимым медитацией, а одержимость — это проблема: вы были одержимы деньгами, а теперь вы одержимы медитацией. Проблема не в деньгах, проблема — в одержимости. Вы были одержимы мирским, теперь вы одержимы Богом. Проблема не в мирском, а в одержимости. Нужно быть раскованным и естественным — и не одержимым ничем — ни умом, ни медитацией.

Первое, что нужно сделать, это рассмеяться, это задаст тон всему дню. Если вы просыпаетесь смеясь, вскоре вы начнёте чувствовать, как абсурдна жизнь. Ничто не серьёзно, даже ваши неудачи достойны смеха, даже ваша боль смешна, даже вы смешны.


Советы начинающим

Собираясь медитировать, выдерните телефонный шнур из розетки, устройте себе перерыв. Прикрепите на двери записку, в которой напишите, что вы медитируете и в течение часа просите вас не беспокоить. Когда входите в комнату для медитации, снимите обувь, ведь вы ступаете по священной земле. Оставьте не только обувь, но и все свои заботы. Оставьте вместе с обувью. Входите внутрь не обременённым.


Две трудности

На пути медитации, только две трудности: первая — это эго. Общество, семья, школа, церковь, окружающие вас люди постоянно приучают вас к жизни эгоиста. Даже современная психология основана на усилении эго.

Второе препятствие на пути медитации — это непрерывная болтовня вашего ума. Вы не можете просидеть молча даже минуту, ум продолжает болтать: мысли — кстати и некстати, важные и неважные — не прекращаются. Это как непрерывное уличное движение, где всегда час пик.


Ложные методы

Медитационные техники могут быть неверными. Например: любая медитационная техника, погружающая вас в глубокую сосредоточенность, — неверна. Вы будете становиться всё более и более замкнутым, вместо того чтобы становиться открытым. Если вы будете сужать своё сознание, на чём-то концентрировать его, если будете изгонять бытие и становиться целенаправленным, это будет вызывать в вас всё большее и большее напряжение. Отсюда и слово «внимание», которое означает «в напряжении» . Концентрация, сам звук этого слова, вызывает в вас ощущение напряжённости.


Трюки ума

Все переживания — всего лишь уловки ума; все переживания — всего лишь способы бегства. Медитация — это не переживание, а реализация. Медитация — это не переживание; напротив, она — есть прекращение каких бы то ни было переживаний.


"Я создал способы"

Ум — очень серьёзен, а медитация — совершенно несерьёзна. Когда я это говорю, вы можете возмутиться, так как люди продолжают говорить о медитации с большой серьёзностью. Но медитация — несерьёзна. Она — не нечто, подобное работе; она больше похожа на игру. Игра — не вид активности. Даже если она активна, она не является активностью. Игра — это просто удовольствие. Эта активность не ведёт куда-либо, она не мотивирована. Наоборот, она — просто чистая, текущая энергия. Но это — трудно, так как мы слишком включены в активность. Мы стали настолько активны, что активность стала глубоко укоренившейся одержимостью. Даже во сне мы активны. Даже расслабление мы превращаем в активность, мы делаем усилие, чтобы расслабиться. Это абсурдно! Но так происходит из-за роботоподобных привычек ума. Так что же делать?

Только не-активность приводит вас к вашему внутреннему центру, но ум не может решить, как быть не-активным. Так что же делать? Я создал способы. Способы, состоящие в том, чтобы быть настолько активными, что активность просто иссякает, быть настолько активными, что разум, помешанный на активности, выбрасывается из вашей сущности. Только тогда, после глубокого катарсиса, вы можете впасть в не-активность, и в вас возникнет проблеск мира, который не является миром усилия. Если вы знаете этот мир, вы можете входить в него безо всякого усилия. Раз у вас есть чувство этого — как быть просто здесь и сейчас, без делания чего-либо — вы можете входить в него в любой миг, вы можете оставаться в нём, где бы вы ни были. Вы можете быть активным внешне, а внутри — глубоко неактивны.

Катарсические методы — современное изобретение. Во времена Будды они не были нужны, так как люди не были настолько подавлены. Люди были естественны, люди жили примитивной жизнью — нецивилизованной, спонтанной жизнью. Будда дал людям Випассану, "Випассана" значит "погружение в себя", "инсайт". И учителя, которые учили Випассане, не принадлежали этому столетию, они жили две тысячи лет назад. Да, иногда они могли помочь одному двум людям из ста, но этим многого не достигнуть. Я ввожу катарсические методы, так что сначала можно убрать то что сделала с вами цивилизация, чтобы вы снова стали примитивными. Из этой примитивности, из первичной невинности легко доступным становится и внутреннее озарение.


Что такое медитация?

Дхьяна — медитация — не индийский метод, не просто техника. Этому нельзя научиться. Это рост: рост всего вашего процесса жизни, из всего вашего процесса жизни. Она может прийти к вам только через основную трансформацию, через мутацию. Это — цветение, рост. Рост всегда происходит из целого: это не добавление.

Полное цветение личности должно быть правильно понято. Иначе можно играть с самим собой в игры, забавляться умственными трюками. А их так много! Они не только вводят вас в заблуждение, не только ничего не дают, но и могут принести прямой вред. Представление о медитации как о каком-то методе в корне неверно. А когда начинаешь заниматься умственными трюками, вырождается само качество ума.

Ум — такой, какой он есть, — не медитативен. Прежде чем случится медитация, ум должен полностью измениться. Так что же такое ум в том виде, в каком он существует сейчас? Как он функционирует?

Ум постоянно вербализует. Вы знаете слова, язык, концептуальную структуру мышления, но это ещё не мышление. Напротив, это бегство от мышления. Вы видите цветок и вербализуете это. Вы видите идущего человека и снова вербализуете это в словах. Любое экзистенциальное явление ум способен трансформировать в слова. И слова становятся препятствием, тюрьмой. Этот постоянный перевод предметов и бытия в слова является препятствием к медитативному уму.

Поэтому первым необходимым условием достижения медитативного ума является осознавание своего постоянного вербализования и способность остановить его. Просто созерцайте предметы; не вербализуйте. Ощущайте их присутствие, но не переводите их в слова. пусть вещи будут, но без языка; пусть возникают ситуации, но без языка. Это вполне возможно, это естественно. Неестественным является существующее ныне положение, но мы настолько привыкли к нему, что уже даже не сознаём того, что постоянно переводим ощущения в слова.

Восходит солнце. Вы никогда не ощущаете промежутка между моментом видения восхода и выражением этого в словах. Вы видите солнце, чувствуете его и немедленно вербализуете это. Потерян промежуток между видением и вербализацией. Это факт, присутствие. Рассудок автоматически переводит переживания в слова. И эти слова затем становятся между вами и вашим опытом. Медитация означает — жить без слов, жить без языка. Иногда такое случается спонтанно. Когда вы влюблены, ощущается присутствие, а не слово. Когда двое влюблённых близки друг другу, они замолкают. Это не означает, что им нечего выразить. Напротив — так невероятно много нужно выразить. Но слов нет и не может быть. Они приходят только тогда, когда уходит любовь.

Если возлюбленные не молчат, это означает, что любовь умерла. И теперь они заполняют пустоту словами. Когда любовь жива, слов нет, потому что само существование любви так всеобъемлюще и всепоглощающе, что преодолевается барьер языка и слов. И обычно он преодолевается в любви.

Медитация — это кульминация любви: любви не к одному лицу, но ко всему сущему. Для меня медитация — это взаимоотношение со всем сущим, окружающим нас. Если вы способны любить любую ситуацию, значит вы находитесь в медитации.

И это не уловка ума. Это не метод остановки ума. Напротив, это требует глубокого понимания механизма ума. Как только вы понимаете свою механистическую привычку вербализации, перевода жизни в слова, образуется интервал, промежуток. Он возникает спонтанно. Он как тень следует за пониманием.

Главная проблема не в том, как пребывать в медитации, а в том, чтобы знать, почему вы не в медитации. Сам процесс медитации негативен. Он ничего вам не добавляет, не отрицает ничего, что уже было прибавлено.

Общество не может существовать без языка, ему необходим язык. Но сущему он не нужен. Я не утверждаю, что вы должны жить без языка. Вам приходится пользоваться им. Но вы должны уметь включать и выключать механизм вербализации. Когда вы ощущаете себя как существо социальное, механизм языка вам необходим; но когда вы наедине с сущим, то должны уметь выключать его. Если вы не умеете отключать его, если он всё время работает и работает, а вы бессильны остановить его, тогда вы становитесь его рабом. Рассудок должен быть инструментом, а не хозяином.

Когда хозяин — ум, создаётся не медитативное состояние. Когда же хозяин вы, ваше сознание, тогда состояние медитативно. Медитация имеет место, когда вы становитесь хозяином механизма ума.

Ум и его лингвистическое функционирование не есть вершина. Вы выше этого; сущее за пределами этого. Сознание выше языка; жизнь выше лингвистики. Когда сознание и сущее едины, они в союзе. Этот союз и есть медитация.

Язык должен быть отброшен. Это не означает, что его следует исключить или подавить. Я имею в виду то, что он не должен оставаться вашей привычкой все 24 часа в сутки. Когда вы идёте, вам приходится передвигать ноги. Но если вы и сидя продолжаете двигать ногами, то вы просто безумны. Вы должны уметь управлять ими. Точно так же, когда вы ни с кем не разговариваете, языка не должно быть. Он является техникой общения. Когда вы ни с кем не общаетесь, он не нужен.

Если вы не в состоянии сделать это, вы не можете расти в медитацию. Медитация — процесс роста, а не техника. Техника мертва, поэтому она не может быть приложима к вам, но процесс всегда живой. Он растёт и расширяется.

Язык необходим, но нельзя всё время оставаться в нём; должны быть моменты, когда вербализация прекращается, когда вы просто существуете. Это не растительное существование — сознание присутствует, оно становится живее и острее, потому что язык притупляет его. Язык неизбежно повторяется и порождает скуку. Чем важнее для вас язык, тем вы скучнее.

Сущее же никогда не повторяется. Каждая роза — это новая роза, совершенно новая. Такой, как она, не было и никогда больше не будет. Но, называя её розой, мы повторяем слово "роза". Это слово было раньше и всегда будет. Одним старым словом вы убиваете нечто новое.

Жизнь всегда нова, язык всегда стар. Через язык вы убегаете от жизни, от сущего, потому что язык всегда мёртв. Чем больше вы погружаетесь в язык, тем более мёртвым он вас делает. Учёный богослов совершенно мёртв, потому что он целиком как бы состоит только из языка и слов.

Жан-Поль Сартр назвал свою автобиографию "Слова". Мы живём в словах. То есть мы не живём. Ведь в результате остаётся только серия накопленных слов — и больше ничего. Слова подобны фотографиям. Вы видите что-то живое и фотографируете его. Фотография мертва. А затем вы составляете из мёртвых снимков альбом. Человек, не живший в медитации, подобен мёртвому альбому. В нём остались только словесные снимки, только воспоминания. Ничто не было прожито, всё только вербализовано.

Медитация означает жить тотально. А жить тотально можно только в безмолвии. Под молчанием я не имею в виду бессознательность. Бывает и неосознанное молчание, но оно не имеет ничего общего с живым безмолвием. И тогда опять вы упускаете самое важное.

С помощью мантр можно загипнотизировать самого себя. Простым повторением слова можно создать в уме такую скуку, что ум просто заснёт. И вы погружаетесь в сон, в подсознание. Если всё время повторять нараспев "Рам-Рам-Рам", рассудок заснёт. Барьер языка исчезнет, но вы будете в бессознательном состоянии.

Медитация означает, что языка не должно быть, но вы обязаны пребывать в сознающем состоянии. Иначе не будет общения с сущим, с тем, что есть. Не помогут никакие мантры, никакое песнопение. Самогипноз — это не медитация. Напротив, находиться в состоянии самогипноза значит регрессировать. Это не выход за пределы языка, это падение ниже его уровня.

Так что отбросьте все мантры, все техники. Позвольте существовать моментам без слов. Повторяя мантру, нельзя избавиться от слов, потому что сам этот процесс пользуется словами. Невозможно исключить язык с помощью слов!

Так что же делать? На самом деле ничего сделать нельзя, нужно только понять. Что бы вы ни делали, всё приходит оттуда, где вы есть. Вы в замешательстве, а не в медитации, ваш ум не молчит, и всё то, что от вас исходит, способно создать ещё большее замешательство. Единственное, что можно сделать прямо сейчас, — начать осознавать, как работает ум. И это всё — просто осознавать. Осознавание не имеет ничего общего со словами. Это акт экзистенциальный, а не рассудочный.

Итак, первое — это осознавать. Осознавать свои умственные процессы, то как работает рассудок. В тот момент, когда вы осознаете действия своего ума, вы перестаёте быть им. Само осознавание означает, что вы вышли за его пределы: превратились в отстранённого наблюдателя. И чем больше вы осознаёте, тем обретаете большую способность видеть промежутки между опытом и словами. Эти промежутки есть всегда, но вы настолько слепы, что никогда их не видите.

Между двумя словами всегда есть промежуток, как бы он мал ни был. Иначе это было бы не два, а одно слово. Между двумя музыкальными нотами всегда существует интервал, молчание. Два слова или две ноты не были бы двумя, если бы между ними не существовало интервала. Между ними всегда есть момент безмолвия, но, чтобы почувствовать его, нужно быть очень внимательным и осознающим.

Чем больше вы осознаёте, тем медленнее становится ум. Это всегда взаимосвязано. Чем меньше вы осознаёте, тем быстрее ваш ум; а чем больше вы понимаете, тем медленнее работает рассудок. Когда вы более осознаёте свой рассудок, он замедляется, и промежутки между мыслями увеличиваются. Тогда вы уже можете видеть их.

Это подобно фильму. Когда проектор работает в замедленном темпе, мы видим промежутки. Я поднимаю руку — это движение должно быть заснять на сотнях кадров. Каждый из них — отдельная фотография. Если эти тысячи отдельных фотографий проносятся перед вашими глазами с такой скоростью, что промежутки можно увидеть, тогда поднятие руки представляется вам как процесс. Но при медленном движении интервалы видны. Ум подобен киноплёнке. Существуют промежутки. И чем внимательнее вы к своему уму, тем больше промежутков вы увидите. Это можно сравнить с картинкой по гештальту: на ней одновременно изображены два различных образа. Можно заметить либо один, либо другой, но не возможно видеть оба изображения одновременно. Это могут быть два портрета — молодой и старой женщины, но, сосредоточившись на одном, вы не увидите другого. А когда внимание переключается на второй портрет, исчезает первый. Даже будучи уверенным, что видели оба портрета, вы не в состоянии фиксировать их одновременно.

То же происходит и с умом. Видя слова, вы не видите промежутки, а видя промежутки, не видите слова. За каждым словом следует интервал, а за каждым интервалом — слово, но вы не видите их одновременно. Если вы сосредоточитесь на интервалах, слова исчезнут, и вы будете отброшены в медитацию.

Сознание, сфокусированное только в словах, не медитативно; сознание, сфокусированное только на промежутках, медитативно. Когда вы осознаёте существование промежутков, слова исчезают. Если внимательно наблюдать, то невозможно найти слова; вы видите только промежутки.

Вы ощущаете различие между двумя словами, но не можете ощутить разницу между двумя интервалами. Слов много, а интервал всегда в единственном числе. Все интервалы сливаются и становятся одним. Медитация — это сосредоточение на интервале. Тогда изменяется весь гештальт.

Ещё необходимо понять следующее: когда вы смотрите на гештальт-картинку и сосредотачиваетесь на портрете почтенной дамы, вы не в состоянии видеть второй портрет. Но если продолжать концентрировать своё внимание на фото старой дамы, полностью сфокусироваться на нём, вдруг наступает момент, когда фокус меняется, изображение старой дамы исчезает, и возникает второе изображение.

Почему это происходит? А потому, что ум не может непрерывно сосредотачиваться в течении долгого времени. необходима перемена, иначе он заснёт. Есть только две возможности. Если долго сосредотачиваться на одном, ум засыпает. Он не может быть зафиксирован; он находится в живом движении. Если вы вгоняете его в скуку, он засыпает, чтобы избежать застойности фокусирования. И тогда продолжает жить в сновидениях.

Это медитация в стиле Махариши Махеш Йоги. Она освежает, приносит умиротворение, помогает достижению физического здоровья и умственного равновесия, но это не медитация. Того же самого можно достичь с помощью самогипноза. Индийское слово "мантра" означает "внушение", только и всего.

Принимать это за медитацию — значит совершать серьёзную ошибку. И если принимать это за медитацию, то никогда не обратиться к поискам истинной медитации. Вот в чём заключается вред такой практики и её пропагандистов. Это просто психологическое самоопьянение.

Поэтому не изгоняйте слова с помощью мантр. Просто осознавайте слова, и ваш ум автоматически сменит фокус на промежутки.

Если вы отождествляете себя со словами, ваш ум будет перескакивать с одного слова на другой, и вы пропустите интервал. Следующее слово представляет новый интерес. Ум продолжает изменяться. Фокус изменяется. Но если вы не отождествляете себя со словами, а как свидетель отстранено наблюдаете за их шествием, тогда фокус меняется, и вы осознаете наличие промежутков. Вы как бы стоите на улице и наблюдаете за прохожими. Один человек прошёл, а другой ещё не подошёл, улица пустынна, никого нет — интервал. Если наблюдать, то узнаешь, что такое интервал.

А узнав, что такое интервал, попадаешь в него, проваливаешься в него. Это пропасть — дающая мир, творящая сознание. Пребывать в интервале — это медитация; это трансформация. Теперь язык не нужен; вы осознанно оставляете его, вы отбрасываете его. Вы испытываете тишину, бесконечное безмолвие. Вы часть её, вы с ней одно целое. Вы не ощущаете пропасть как нечто отдельное от себя, вы ощущаете пропасть как самого себя. Вы знаете, но отныне являетесь также и познанием. Вы наблюдаете за промежутком, но теперь наблюдающий становится наблюдаемым.

Что касается мыслей и слов, то вы — наблюдающий, а слова — предмет наблюдения. Но когда слов нет, вы становитесь интервалом, однако всё ещё осознающим, что вы есть. Между вами и интервалом, между сознанием и существованием нет преграды. Только слова являются барьером. Теперь вы находитесь в экзистенциальной ситуации. Это и есть медитация — быть единым с существованием, быть полностью в нём и в тоже время осознавать. Это противоречие, парадокс. Теперь вы познали ситуацию, в которой были сознательны и всё же едины с ней.

Обычно, когда мы что-либо воспринимаем, эта вещь становится другим объектом. Если же мы отождествляем себя с чем-то, тогда это уже не является объектом, другим, но мы этого не осознаём (как в гневе, в сексе). Мы становимся единым целым тогда, когда бессознательны.

Секс оттого так притягателен, что в нём вы на мгновение становитесь едины. Однако в этот момент вы бессознательны. Вы стремитесь к этому бессознательному состоянию, потому что ищете единства. Но чем больше вы к нему стремитесь, тем осознаннее становитесь. Тогда вы перестаёте испытывать блаженство секса, потому что это блаженство было результатом бессознательного состояния. В момент страсти можно перестать осознавать.

Ваше сознание отключилось. На мгновение вы побывали в пропасти, но не осознавая этого. Однако чем сильнее вы к этому стремитесь, тем больше оно теряется. Наконец приходит миг, когда вы в сексе, а момент потери сознания не наступает. Утеряна пропасть, утеряно блаженство. Тогда сексуальный акт становится глупостью, простой механической разрядкой. В нём нет ничего духовного.

Мы знаем только бессознательное единство; мы ещё никогда не испытывали осознанного единства. Медитация — это осознанное единство. Это другой полюс сексуальности. Секс находится на одном полюсе (неосознанное единство), медитация — на другом (осознанное единство). Секс — самая нижняя ступенька единства, а медитация — вершина, высший пик единства. Отличие между ними заключается в наличии сознания.

Сейчас западный ум обращается к медитации, потому что секс потерял свою привлекательность. Когда общество перестаёт подавлять секс, за этим непременно следует медитация, потому что несдерживаемый секс очень скоро уничтожает очарование и привлекательность; он убивает также и духовную сторону секса. Секса много, но вы уже не можете продолжать заниматься им неосознанно.

Общество, в котором подавляется секс, может оставаться сексуальным, но общество, в котором секс не подавляется и не сдерживается, не может быть вечно сексуальным. Сексуальность придётся трансцендировать. Поэтому, если общество сексуально, оно вскоре обратится к медитации. Для меня сексуально свободное общество — это первая ступенька на пути искания и поисков.

Но, конечно, поскольку есть стремление, им можно злоупотребить. И Восток этим занимается. Можно поставлять и экспортировать гуру, что и делается. Но эти гуру могут научить только фокусам. Понимание приходит через жизнь, в процессе жизни. Понимание не может быть передано. Я не могу вам дать своего понимания. Я могу говорить о нём, но дать его не могу. Вам придётся найти его, а для этого пойти в жизнь. Вы будете ошибаться, терпеть неудачи, вам придётся пройти через многие разочарования. Но только через неудачи, ошибки, разочарования, лишь через встречу с настоящей жизнью придёте вы к медитации. Вот почему я называю медитацию ростом.

Кое-что может быть понятно, но понимание, приходящее через другого, может быть только интеллектуальным. Вот почему Кришнамурти требует невозможного. Он говорит: "Не понимайте меня интеллектуально". Но от другого не может прийти ничего иного, кроме интеллектуального понимания. Вот почему попытка Кришнамурти абсурдна. То, что он провозглашает, истинно; но он требует невозможного, когда ожидает от своих слушателей чего-то большего, чем интеллектуальное понимание. Ничто большее не может быть ни передано, ни воспринято. Но и интеллектуального понимания может быть достаточно. Если вы способны интеллектуально понять то, что я говорю, вы сможете также понять и то, чего я не сказал. Вы также сможете понять промежутки: то, что я не говорю, то, что я сказать не могу. Первое понимание неизбежно будет интеллектуальным, потому что интеллект — это дверь. Духовным оно быть не может. Духовность — вот внутреннее святилище.

Передавать вам я могу только интеллектуально. Если вы действительно способны понять, тогда то, что не было сказано, может быть почувствовано. Я не могу общаться с вами без слов, но, употребляя слова, в тоже время пользуюсь молчанием. Вам придётся ощущать и одно, и другое. Если понятны только слова, тогда это внешнее общение; но если вы способны ощутить также и промежутки, тогда это приобщение.

Где-то нужно начать. Каждое начало неизбежно будет ложным, но начинать нужно. Через фальшь, ошибаясь, вы находите дверь. Тот кто хочет начинать только с правильного, вообще никогда не начнёт. Даже ложный шаг ведёт в нужном направлении, потому что он — шаг, начало. Во тьме вы начинаете нащупывать дорогу, и двигаясь на ощупь, находите дверь.

Поэтому я говорю вам: понимайте языковой процесс, процесс слов, и ищите понимание промежутков, интервалов. Неизбежны моменты, когда без собственного осознанного усилия вы постигнете промежутки. Это встреча с Божественным, с экзистенциальным.

Когда произойдёт такая встреча, не бегите от неё. Будьте с ней. Вначале будет страшно; так и должно быть. Когда сталкиваешься с неизвестным, возникает страх, потому что для нас неизвестное — смерть. Поэтому в каждом промежутке вы почувствуете приближение смерти. Тогда умрите! Побывайте в ситуации и полностью умрите в этом промежутке. И вы воскреснете. Проживая свою смерть в молчании, вы возрождаетесь к жизни. Впервые в жизни вы по-настоящему живы.

Поэтому для меня медитация — не метод, а процесс. Медитация — не техника, а понимание. Ей нельзя обучить, её можно только указать. О ней нельзя получить никакой информации, потому что любая информация исходит извне. А медитация поднимается из ваших внутренних глубин. Ищите, будьте искателем, но не поступайте в ученики. Тогда вы не станете учеником какого-то гуру, а превратитесь в ученика самой жизни. Тогда вы не будете просто учить слова. Духовное учение приходит не из слов, а из молчания, из промежутков, которые повсюду окружают вас. Даже на шумной площади, в толпе, на рынке. Ищите молчания, ищите промежутки внутри и снаружи, и в один прекрасный день вы обнаружите себя в медитации.

Медитация приходит к вам. Она появляется сама; её нельзя привести. Но её нужно искать, потому что, находясь в поисках, становишься открытым для неё, подверженным ей. Вы будете её принимать, медитация — это гость. Вы можете пригласить её и ждать её. Она пришла к Будде, она пришла к Иисусу, она пришла ко всем, кто готов, кто открыт и ищет. Но не учитесь ей извне, иначе окажитесь обмануты. Ум всегда ищет чего-то лёгкого. Это становится источником эксплуатации. Тогда появляются гуру, и духовная жизнь отравлена. Наиболее опасной личностью является тот, кто эксплуатирует духовный поиск. Если кто-то ограбит вас, это не так серьёзно, но если кто-то обманывает вас и убивает или откладывает на будущее ваше стремление к медитации, Божественному, экстазу, тогда грех велик и непростителен.

Но такое делается. поэтому осознавайте это и не спрашивайте кого-то: что такое медитация, как медитировать? Вместо этого спросите, каковы препятствия, спросите, почему мы не всегда в медитации, где остановился рост, где нас покалечили. И не ищите у гуру, так как именно они калечат. Каждый, кто даёт вам готовые формулы, не друг, а враг.

Не бойтесь брести во тьме, ничего другого сделать нельзя. Сами ошибки приводят к пониманию, которое выведет вас из тьмы. Иисус сказал: "Истина есть свобода". Поймите эту свободу. Истина всегда приходит через понимание. Это не то, с чем вы встречаетесь лицом к лицу, это то, в чём вы вырастаете, оттого ищите понимания, так как чем более понимающим вы становитесь, тем ближе вы к истине. Поэтому в какой-то неизвестный, непредсказуемый момент, когда понимание достигнет своего пика, вы в бездне. Вас уже нет, есть медитация.

Когда вас уже нет, вы в медитации. Медитация это не нечто прибавленное к вам, она всегда за пределами вас. Когда вы в бездне, медитация там есть, а эго нет: тогда вас нет, тогда есть бытие. Это как раз то, что религия подразумевает под Богом: Высшее Бытие. Это суть всех религий, всех поисков, но это нигде нельзя найти в готовом виде. Поэтому сознавайте, когда кто-то претендует на это.

Идите на ощупь и не бойтесь неудачи. Признавайте неудачи, но не совершайте одни и те же ошибки вновь.

Одной ошибки достаточно. Человек, продолжающий ошибаться в поисках истины, всегда прощён. Это обещание из самых глубин бытия.

 

Ошо



Ссылка на статью: https://xn--80ahcnbt9b7a1f.xn--p1ai/3485

Добавить комментарий
Реклама удаляется мгновенно, не старайтесь.