Протокол «Ахистрахи №1»

Протокол «Ахистрахи №1»

Эти инструкции для тебя, НАШЕ подсознание.
Ты выполнишь протокол "начальный блок СТАРТ".
МАТЕРИАЛ:

Все эпизоды прошлого (как в этой, так и в прошлых жизнях, а также в промежутках между жизнями), а также будущего (как в этой, так и в будущих жизнях), в которых у нас был следующий материал:

1. Мысли о смерти. Эта привычка более распространена среди пожилых людей, но даже молодые часто думают о небытии, вместо того,  чтобы наслаждаться жизнью. Нередко это происходит из-за отсутствия цели существования, либо из-за неспособности (впрочем, второе  слишком связано с первым) отыскать подходящую профессию. Наилучшее лекарство от страха смерти — страстное желание достичь чего- либо, подкреплённое осмысленным служением/состраданием другим. Занятой человек о смерти не думает. Итак:

  • Мы думали о смерти.
  • Нам грозили смертью.
  • Нам говорили: "всё равно ты умрёшь", "всё равно все мы умрём", "все смертны".
  • Мы думали о небытии, вместо того, чтобы наслаждаться жизнью.
  • У нас отсутствовала цель существования и мотивация.
  • Мы не могли отыскать подходящую профессию.
  • Мы не могли "найти себя".
  • Мы не чувствовали свой внутренний стержень.
  • Мы искали себя и пытались почувствовать свой внутренний стержень.
  • Мы считали, что наша цель — просветление.
  • У нас не было страстного желания достичь чего-то.
  • Мы не хотели служить другим.
  • Мы не хотели сострадать другим.
  • Мы не хотели, чтобы нами управляли и нас контролировали.
  • Мы ничем не занимались и думали о смерти.
  • Мы не чувствовали смысл жизни.

2. Связь со страхом нищеты. Боязнь приближения собственной нищеты, либо нищеты, приходящей вследствие чьей-либо смерти.

  • Мы боялись нищеты.
  • Мы боялись приближения собственной нищеты или нищеты другого.
  • Мы боялись нищеты вследствие чьей-то смерти.
  • Мы боялись обнищать, когда наши родители умрут.
  • Мы были несостоятельны.
  • Мы были не в состоянии заработать себе на жизнь.
  • Мы зависели от других (или были паразитом).
  • У нас не было денег.
  • Мы считали, что мы всегда будем в нищете.
  • Мы привыкли к своей нищете.
  • Мы страдали от своей нищеты.
  • Но ничего не делали.

З. Связь с болезнью или неуравновешенностью. Болезнь может привести к депрессии. Разочарование в любви, религиозный фанатизм, сильный невроз или невменяемость также могут стать причиной страха смерти.

  • Мы были больны, депрессивны или неуравновешенны.
  • Наша болезнь приводила к депрессии.
  • Мы разочаровывались в любви.
  • Мы были религиозным фанатиком.
  • Мы боялись наказания.
  • У нас был сильный невроз, психоз или невменяемость.
  • Это всё являлось причиной страха нашей скорой кончины.
  • Мы боялись скончаться.
  • Мы боялись боли.
  • Мы боялись смерти вследствие болезни.
  • Мы боялись смерти от остановки/проблем с сердцем.
  • Мы боялись смерти от испуга.
  • Мы боялись смерти от рака/онкологии.
  • Мы боялись смерти от курения, алкоголя или наркотиков.
  • Мы боялись смерти от чужой руки, от убийства.
  • Мы боялись быть зарезанными, расстрелянными, удушенными, повешенными, утопленными, заколотыми.
  • Мы боялись казни, расправы, вендетты.
  • Мы боялись голодной смерти.
  • Мы боялись смерти от потери крови или болевого шока.
  • Мы боялись быть избитым до смерти.
  • Мы боялись, что нам что-то свалится на голову.
  • Мы боялись перегреться, переохладиться.
  • Мы боялись заражения крови.
  • Мы боялись ядовитого укуса, боялись утонуть, упасть с высоты, быть растерзанным животными.
  • Мы боялись смерти на операционном столе.
  • Мы боялись уколов, медицинских процедур.
  • Мы боялись смерти от унижения.
  • Мы боялись смерти от сумасшествия.
  • Мы боялись смерти родных, боялись, что наша бабушка, мама, папа, дедушка, брат, сестра умрут.
  • Мы боялись, что наш друг, подруга умрёт.
  • Мы боялись смерти домашнего животного.
  • Мы боялись "смерти" нашей вещи, мебели, инструмента, одежды, аксессуара.

4. Преждевременный спад. Имеется в виду тенденция к спаду в возрасте сорока лет (на самом деле это возраст интеллектуальной  зрелости) с развитием комплекса неполноценности и ложного убеждения, что с возрастом человеческая личность деградирует.

  • Мы боялись кризиса "среднего возраста".
  • У нас были негативные переживания, связанные с кризисом "среднего возраста".
  • Мы боялись преждевременного спада в возрасте 30, 40, 60... лет.
  • Мы не понимали, что это возраст интеллектуальной зрелости и расцвета.
  • У нас был комплекс неполноценности.
  • Мы были неуверенны в себе.
  • У нас присутствовало ложное убеждение, что с возрастом человеческая личность деградирует.
  • Мы боялись старости.
  • Мы боялись опуститься.
  • Мы боялись потерять интеллект и впасть в маразм.
  • Мы боялись раннего старения и увядания.

5. "Простите мне, старику..." Именно так, извинительно, говорят многие люди, достигшие возраста сорока или пятидесяти лет.  Вместо этого следовало бы произносить слова благодарности за счастье жить в возрасте мудрости и понимания.

  • Мы говорили: "Простите мне, старику..."
  • Мы говорили извинительно или с нами говорили извинительно.
  • Мы боялись говорить слова благодарности.
  • Мы не видели, что это счастье — жить в возрасте мудрости и понимания.
  • Мы видели только маразм, склероз и болезни.
  • Мы видели своих родителей, предков, родственников старыми, они забывали элементарные вещи, не следили за собой и говорили  старческие глупости.
  • Мы относились к своим престарелым родителям, родственникам или другим старикам снисходительно и с чувством превосходства.
  • Мы ненавидели своих престарелых родителей, родственников или других стариков за то, что они были обузой или за их интеллектуальный (и духовный) уровень.
  • Мы присматривали за своими родственниками, это было в какой-то степени неприятно, но мы не могли их бросить.
  • Мы видели, как умирает наша бабушка, наш дедушка, отец или мать.
  • В результате смерти наших родителей, родственников или попечителей мы оказались брошенными.

6. Безынициативность. Инициатива, воображение, уверенность в себе пропадают у того, кто почему-то решил, что уже слишком стар  для проявления этих качеств.

  • Мы страдали безынициативностью.
  • У нас пропадала инициатива, пропадало воображение и уверенность в себе.
  • Мы считали, что слишком стары (у нас был слишком велик возраст), чтобы проявлять эти качества.
  • Мы считали, что слишком стары (у нас был слишком велик возраст), чтобы действовать или предпринимать что-то новое.
  • Мы считали, что слишком стары (у нас был слишком велик возраст), чтобы исследовать неизвестное.
  • Мы считали, что слишком стары (у нас был слишком велик возраст), чтобы изменять себя и свои привычки.
  • Мы считали, что слишком стары (у нас был слишком велик возраст), чтобы изменять свою жизнь и жизнь связанных с нами близких.
  • Мы были пассивны.
  • Мы говорили: "Старость — не радость" ("молодость гадость").

7. Стремление молодиться. Подражание в одежде и поведении молодёжи, что, естественно, выглядит нелепым в глазах окружающих,  близких и дальних.

  • Мы молодились.
  • Мы подражали в одежде и поведении молодёжи.
  • Это выглядело нелепо в глазах окружающих.
  • Нас осуждали окружающие, близкие и другие люди.
  • Мы подражали героям кинофильмов.
  • Нас захватывала молодость.
  • Мы снова хотели быть молодыми.
  • Мы не хотели быть старыми.
  • Мы боялись, что потеряем гибкость в движениях, своё здоровье и ум.
  • Нас не привлекала перспектива быть немощным, обрюзгшим, жалующимся стариком.
  • Мы не хотели умирать, а ведь старость — это предвестник смерти.
  • Мы слышали, что в природе не бывает старых животных, что их съедают.
  • Мы слышали, что в других культурах стариков отводили на гору замерзать, съедали или убивали.
  • Мы слышали, что человечество исказило смысл старости.
  • Мы хотели умереть молодым.
  • Мы боялись за наших старых родственников, что они вскоре умрут (и что мы будем без них делать).
  • Мы не знали, как вести себя со стариками.
  • Мы не знали, как вести себя с детьми.
  • Мы не знали, как вести себя со сверстниками.
  • Мы были не подготовлены к старости, в нас не было мудрости.
  • Старые люди вызывали у нас отвращение.

8. Ревность. Привычка подозревать близких друзей и любимых безо всяких на то оснований; обвинение жены или мужа в неверности  (конечно же, без причин); всеохватывающая подозрительность, абсолютное неверие.

  • Мы были ревнивы.
  • Мы ревновали.
  • Мы безосновательно подозревали близких людей, любимых и родителей.
  • Мы подозревали сексуального партнёра/партнёров в измене.
  • В детстве мы подозревали мать (отца) в измене.
  • Мы обвиняли жену (мужа) в неверности.
  • У нас не было причин обвинять их.
  • Мы подозревали всех и вся.
  • Мы не верили никому.
  • Нам казалось, что наши любимые нам изменяют.
  • Нам казалось, что наши друзья нам изменяют и у них есть тайные мотивы дружбы с нами.
  • Нам казалось, что наши друзья неискренни с нами.
  • Мы были влюблены в своих родителей и «измена» вызывала громадный приступ ревности.
  • Наши родители вмешивались в наше личное пространство и контролировали нас.
  • Мы вмешивались и влезали в личное пространство тех, кого любили, и контролировали их.
  • Мы влезали в личное пространство наших родственников и других людей.
  • Мы бросали других людей, любимых, детей и родственников.
  • Нас бросали другие люди, родственники, родители и любимые.
  • Мы были брошенными.
  • Мы были в отчаянии, хотели рыдать и думали о самоубийстве.
  • Но это ничего не дало.
  • Нам запрещали проявлять негативные эмоции по поводу нашей брошенности.
  • В том числе, наши родители, наставники, воспитатели и те, кто бросил.
  • Мы требовали от окружающих, чтобы они нас любили безусловно.
  • Мы сами не умели любить безусловно.
  • Мы считали, что любовь можно купить (деньгами, подарками, уступками, услугами).

9. Поиск промахов у всех: друзей, родственников, коллег, любимых по малейшему поводу, либо же при отсутствии такового.

  • Мы искали промахи у себя, у друзей, у родственников, коллег, любимых.
  • Мы искали промахи, ошибки, упущения, неверные решения, недостатки, слабые/негативные черты характера (по нашему мнению) у других людей.
  • Все ошибались, по нашему мнению.
  • По малейшему поводу мы были придирчивы и критиковали.
  • Нас критиковали и придирались к нам по малейшему поводу.
  • Мы критиковали других.
  • Нас критиковали.
  • Мы боялись малейшей критики или указания на наши ошибки, промахи, неверные решения, недостатки, слабые/негативные черты характера.
  • Мы отказывали своим родителям, родственникам и другим людям в общении, сострадании, сочувствии или помощи.
  • Нам отказывали наши родители, родственники и другие люди в общении, сострадании, сочувствии или помощи.
  • Нас отвергали (а других — нет).

10. Авантюризм. Склонность к рискованным предприятиям, воровству, жульничеству и другим опасным деяниям с целью добыть денег для  любимых, с верой, что любовь можно купить; влезание в долги для покупки подарков, чтобы показать себя с лучшей стороны;  бессонница, нервозность, отсутствие настойчивости, самоконтроля, самоуверенности, слабоволие, плохое настроение.

  • Мы страдали авантюризмом.
  • Мы были склонны к рискованным предприятиям.
  • Мы воровали, жульничали, грабили, занимались вымогательством, разбоем, бандитизмом.
  • Мы любым способом пытались добыть деньги для любимых.
  • Мы думали и верили, что любовь можно купить.
  • Мы влезали в долги для покупки подарка, чтобы показать себя с лучшей стороны.
  • Мы страдали бессонницей.
  • Мы были нервозны.
  • Мы не были настойчивы или были чересчур упрямы.
  • Мы не могли контролировать себя, свои мысли, поступки, действия, эмоции и чувства.
  • Мы не были уверены в себе или были самоуверенны (беспочвенно или через самоубеждение).
  • Мы были слабовольны, слабохарактерны.
  • У нас вечно было плохое настроение.

11. Самовнушение. Поиск и предположение в себе симптомов всех мыслимых болезней, "наслаждение" воображаемыми недугами и  рассуждение о них, как о настоящих; страсть покупать все "-мицины" и "-фаты", которые (все говорят!) чудесно помогают;  постоянные разговоры об операциях, несчастных случаях и т.д.; экспериментирование без врачебного контроля с диетами,  физическими упражнениями, способами похудения; использование домашних средств, патентованных лекарств и шарлатанских снадобий.

  • Мы были внушаемы.
  • Мы искали в себе болезни, недомогания, психосоматику и их симптомы.
  • Мы предполагали, что больны, увечны или слабы.
  • Мы наслаждались своими воображаемыми недугами, изъянами или соматическими/психическими проблемами.
  • Мы рассуждали о своих болезнях, как о настоящих.
  • Мы пристрастились к покупке псевдолекарств, БАДов, гомеопатии, чудодейственных пилюль.
  • Нам говорили, что это помогает.
  • Мы постоянно разговаривали об операционном вмешательстве, несчастных случаях, методах лечения, медицинских учреждениях, случаях с нашими родственниками/знакомыми.
  • Мы сидели на диете, которую мы назначили себе сами или прочитали про неё в интернете.
  • Мы себя считали слишком толстыми, слишком худыми, слишком больными, уродливыми и неполноценными.
  • Мы занимались физическими упражнениями, бодибилдингом, пробежками, фитнесом, плаванием, греблей, велосипедным спортом, боксом/единоборствами, йогой.
  • Мы считали, что это «исправит» нас.
  • Мы пользовались домашними средствами самолечения.
  • Мы велись на «патентованные» лекарства.
  • Мы становились жертвой шарлатанов, которые предлагали нам снадобья, биодобавки (БАДы) или чудодейственные пилюли.
  • Мы ставили себе диагноз перед посещением врача или вместо него.
  • Этот диагноз потом оказывался гораздо жёстче и хуже, чем от профессионального врача.
  • Мы назначали себе курс лечения медикаментами, травами, БАДами, упражнениями и диетами.

12. Ипохондрия. Привычка так говорить о болезнях, так на них концентрироваться, так ожидать их прихода, что в конечном итоге  это оборачивается нервным стрессом. Никакая микстура ни из какой бутылки (даже из той, из которой был выпущен джин) такое не  излечивает. Ипохондрия приходит вместе с плохими мыслями. Говорят, что ипохондрия приносит здоровью такой же ущерб, как принесла  бы сама болезнь, будь она не воображённой. "Что Вас беспокоит, мадам?" — "Нервы". Чаще всего как раз нервы у мадам, как у  лошади.

  • Мы были ипохондриками.
  • Мы всё время говорили о болезнях, концентрировались на них, ожидали их прихода, размышляли об их симптомах.
  • Всё это оборачивалось для нас нервным стрессом, реальными болезнями.
  • У нас были плохие мысли, но не было хороших, мы вообще не думали позитивно.
  • Мы думали, что скоро всё закончится чередой тяжёлых болезней и смертью.
  • Мы прочитали в книге турбо-суслик, что позитивным убеждениям, как и любым другим, придёт конец.
  • Мы не понимали, что наша ипохондрия принесёт нам ещё больший вред, чем сама болезнь.
  • Нас беспокоили «нервы».
  • У нас были крепкие нервы.

13. Вялость. Боязнь заболеть нередко препятствует занятиям физическими упражнениями: это обычно кончается избыточным весом и  становится причиной малоподвижного, в основном, домашнего образа жизни.

  • Мы были вялыми.
  • Мы боялись заболеть и поэтому избегали физической активности.
  • Вследствие этого мы страдали избыточным весом или недугами малоподвижного/сидячего образа жизни.
  • Мы вели малоподвижный образ жизни.
  • Мы сидели дома.
  • Мы ленились делать зарядку, хотя знали, как это полезно и приносит радость.
  • Что может быть проще зарядки? Но нас и это не поднимало с дивана.
  • Мы раньше вели активный образ жизни, бегали, занимались спортом, йогой, а сейчас на это сил и желания не было, в связи с «обрывом» старых мотиваций.
  • Мы боялись занятий спортом или йогой из-за возможных травм, увечий, переохлаждений или повреждений.
  • Мы боялись занятий спортом или йогой из-за "профессиональных" спортивных или йогических болезней и деформаций (не только тела, но и психики).

14. Впечатлительность. Страх болезней подрывает силы организма к сопротивлению и создаёт благоприятные условия для приобретения  любого недуга. Страх болезней может неприятным образом соединиться со страхом нищеты, особенно у ипохондрика, постоянно  беспокоящегося о том, что ему придётся оплачивать счета за лечение. Такие люди тратят немало времени на подготовку к своим  болезням. А ведь есть ещё смерть, о ней им тоже надо поговорить, накопить деньги для оплаты места на кладбище и похорон.

  • Мы были впечатлительны.
  • Мы боялись того или иного недуга, недомогания, болезни, хронической хвори, онкологии, сердечно-сосудистых проблем, болезней мозга и нервной системы.
  • Мы боялись уже текущей болезни, которая была у нас, что она разовьётся во что-то ещё более худшее и ужасное, смертельное и могущее нас искалечить.
  • Страх болезни подрывал силы нашего организма к сопротивлению болезням.
  • Страх создавал благоприятные условия для приобретения любого недуга, хоть и логически мы этого не понимали.
  • Страх болезней порождал и страх нищеты, потому что мы боялись не смочь оплатить счета за лечение.
  • Мы боялись, что пока мы будем болеть, нам нечего будет есть, платить за квартиру, нечем кормить детей, зависящих от нас родственников и других иждивенцев.
  • А ведь столько надо было исправить в себе!
  • Мы тратили много времени на подготовку к своим болезням.
  • Мы боялись умереть.
  • Мы копили деньги себе на смерть, тем самым программируя себя на неё.

15. Самолелеянье. Свойство взывать к сочувствию окружающих, используя воображаемую болезнь как приманку (к этому трюку прибегают также, чтобы избежать работы); стимуляция болезни для оправдания простейшей лени или же отсутствия амбиции.

  • Мы холили и лелеяли себя.
  • Мы взывали к сочувствию к себе окружающих, использую воображаемую болезнь или недомогание в качестве приманки.
  • Мы с помощью своей болезни или недомогания хотели избежать работы или участия в каком-то деле.
  • Мы оправдывали свою лень и отсутствие амбиций своей «мнимой» болезнью, даже если она не осознавалась нами как мнимая.
  • Мы болели по-настоящему.
  • Другие сочувственно относились к нам и брали на себя часть ответственности за нас, нашу работу или какое-то дело.
  • Наша воображаемая болезнь влияла на нашу психосоматику так, что тело начинало болеть.
  • Наша воображаемая болезнь позволяла нам жалеть себя, неимоверно раздувая чувство жалости к себе.
  • Мы жаловались другим на свои болезни, хвори, недомогания и хронические недуги.
  • Мы переставали жаловаться только, когда видели, что это не по-мужски и другие не жалуются.
  • Другие игнорировали нас и не выказывали к нам сострадания, участия и сожаления.
  • Мы использовали воображаемую болезнь ради собственной выгоды или для того, чтобы прикрыть что-то другое, какие-то другие свои поступки и действия.

16. Невоздержанность. Привычка употреблять алкоголь или наркотики для избавления от головных болей, невралгий и т.д. вместо устранения их причин.

  • Мы не могли воздержаться от приёма лекарств.
  • Мы завидовали людям, которые не принимали лекарств.
  • Мы думали, они здоровы только потому что им больше повезло в жизни.
  • Мы употребляли наркотики и алкоголь для избавления от головных болей/невралгий/проблем.
  • Мы принимали лекарства, алкоголь и наркотики для снятия напряжения.
  • Мы не искали причин наших болезней и напряжений, потому что они были в нас.
  • Ведь мы не хотели меняться.
  • Проще было жаловаться.
  • После приёма лекарств или наркотиков (алкоголя) нас мучил абстинентный синдром или синдром отмены, вызывая ухудшение нашего состояния.
  • Во время действия лекарств (наркотиков, алкоголя) мы с ужасом ждали, когда их действие закончится и появятся старые проблемы.

17. Беспокойство. Пристрастие к чтению медицинской литературы и всяких брошюрок, рекламирующих патентованные препараты, и последующее естественное беспокойство, как бы не захворать...

  • Мы беспокоились по поводу своих болезней.
  • Мы носились со своими болезнями как с ценным кладом, который может принести пользу для человечества.
  • Мы надеялись, что нам поставят верный диагноз, ведь все диагнозы нас не устраивали.
  • Мы сами ставили себе диагнозы, читая медицинскую литературу и брошюрки по препаратам.
  • Мы слушали других, которые ставили нам диагнозы по учебникам или прочитанным рекламным брошюрам.
  • Мы беспокоились, как бы вычитанная болезнь не появилась и у нас.
  • Мы прислушивались к любому ощущению в теле, с тревогой усиливая его мысленно.
  • Мы занимались самолечением.
  • Мы не могли обратить внимания на свою настоящую болезнь, на которую нам указывали другие, в том числе и врачи: это бы означало, что мы не правы.
  • Мы реально болели не той болезнью, которую нам диагностировали.
  • Мы боялись не ту болезнь, которую нам диагностировали, а ту, которую диагностировали сами себе.
  • Нам ставили неблагоприятные прогнозы насчёт течения нашей болезни.
  • Больше всего на свете мы боялись заболеть шизофренией, раком или другой неизлечимой болезнью.
  • Это бы означало неминуемую смерть в муках или потерю контроля над собой.

18. Застенчивость. Обычно выражается в нервности, робости в разговоре и при встрече с незнакомыми, в неловкости движений, бегающих глазах.

  • Мы были застенчивы.
  • Мы были скромны.
  • Мы нервничали.
  • Мы потели, краснели, бледнели, у нас был тремор, тряслись конечности, дрожало тело.
  • Мы обмирали и падали в обморок.
  • Мы были напряжены, наши мышцы, эмоции и мысли блокировались.
  • Мы проявляли робость в разговоре, общении, встречах, повседневных событиях или случайных обстоятельствах.
  • Мы проявляли робость и закрытость при встрече с незнакомыми людьми.
  • Мы не знали, что сказать или какие сделать жесты.
  • Наши эмоции и движения были заблокированы.
  • Мы двигались или замирали в одной позе неловко и неуклюже.
  • Наши глаза бегали.
  • Мы не могли удерживать взгляд на чём-то долго, потому что боялись критики или агрессии.
  • Мы не могли или боялись смотреть другому в глаза.
  • Мы всё время ожидали реакции на наши действия или их отсутствие.
  • Мы реагировали на другого.
  • Мы хотели всем угодить, всех жалеть, всем сострадать.
  • Мы требовали (в том числе и неосознанно), чтобы другие угождали нам, жалели нас, сострадали нам.
  • Мы осознавали свою неловкость и робость, но ничего не могли с этим поделать.
  • Мы предпочитали избегать неловких ситуаций.
  • Мы предпочитали избегать тех ситуация, в которых, как предполагали или знали, могла проявиться наша неуклюжесть, робость и неловкость.
  • А попав в такую ситуацию, мы предпочитали быстрее из неё сбежать.

19. Неуравновешенность. Неумение контролировать свой голос, нервозность в присутствии посторонних, плохая осанка и память.

  • Мы были неуравновешенны, невоздержанны, раздражительны, порывисты.
  • Мы не контролировали свой голос, говоря то тихо и спокойно, то громко и возмущённо.
  • Мы могли говорить конец нашей фразы или мысли перед её началом, смешивая её в кучу.
  • Наш голос срывался, интонации бегали и скакали или были монотонными, безэмоциональными.
  • Мы нервничали, когда на нас смотрели.
  • Мы нервничали, когда другие или другой был рядом.
  • Мы нервничали в присутствии людей, нам казалось, что они все на нас смотрят, думают о нас. Причём, думают плохо.
  • Мы нервничали на сцене или когда нам приходилось выступать перед аудиторией любых размеров, принимать решения или высказывать свои идеи и мысли.
  • Нас критиковали другие.
  • Мы критиковали других.
  • Мы страдали плохой осанкой, наши плечи и шея были напряжены (даже когда мы не осознавали этого), а кулаки сжаты.
  • Мы плохо запоминали, концентрировались, центрировались и слушали.
  • Мы не понимали сказанного, забывали его, понимали в нём что-то своё, а не то, что говорят нам собеседники.
  • Мы слушали, но не слышали.
  • Мы смотрели, но не видели.
  • Мы трогали, но не ощущали.
  • Мы любили, но не сострадали.

20. Слабохарактерность. Нетвёрдость при принятии решений, отсутствие обаяния и умения чётко объясниться; привычка "откладывать  на завтра", бездумное соглашательство с чужим мнением.

  • Мы были слабохарактерны.
  • У нас не было убеждений, принципов, твёрдости, центрированности, укоренённости, осознанности, равновесия.
  • Мы не сохраняли твёрдость при принятии решений.
  • Мы не могли довести начатое дело или принятое решение до конца.
  • Мы были необаятельны.
  • Мы считали, что в работе, в серьёзных делах нельзя проявлять обаяние, уговаривать или договариваться.
  • Мы считали, что действовать надо по писанным или неписанным правилам, законам и договорам, а "воевать надо по уставу".
  • Мы считали, что проявлять обаяние или договариваться неприемлемо и недостойно нас.
  • Мы не могли чётко излагать свои мысли и идеи.
  • Мы не могли ничего объяснить, у нас не было аргументов.
  • Мы нечётко объясняли или излагали свои мысли, идеи или слова, путались, забывали слова, не могли подобрать словосочетания и комкали фразы,
  • Мы говорили "в нос", бубнили или замолкали на полуслове.
  • Мы всё откладывали на завтра, до понедельника, до начала следующего месяца или Нового Года.
  • Мы ленились делать сегодня, сейчас, в данный момент.
  • Мы были внушаемы, легковерны, следовали чужим идеям, внушениям, гипнозу, воле или установкам.
  • Наш верхний поток был перекрыт чьей-то волей, энергией, структурами, сущностями или жёсткостью.
  • Мы принимали предмет, явление, событие, слова, картинки, ощущения или происходящее за нечто совсем иное, чем оно было на самом деле, при первом на него взгляде.
  • Мы боялись судить, осуждать, выносить приговор.
  • Мы боялись принимать решения, за которые надо было нести ответственность.
  • Мы вообще боялись принимать решения, даже если мы этого не осознавали или считали своё поведение за воплощение чьих-то идей или просветление.
  • Мы верили всему, что пишут или говорят другие люди. Либо, наоборот, ничему не верили.
  • Мы верили интернету, телевизору, слухам, сплетням, случайным фразам или газетам.
  • Мы строили свою уверенность на обрывках слухов и случайных фраз, додумывая и достраивая реальность своими мыслями и предположениями, даже если этого не понимали.
  • Мы думали, что всё, что написано, нарисовано или снято — это правда.
  • Мы соглашались с чужим мнением, мы верили в него, где бы оно ни было выражено: в священных писаниях, в газетах, книгах, по телевизору, в беседе с друзьями или на фотографиях.
  • Мы имели своё "твёрдое" мнение, но легко отказывались от него, как только начиналась беседа с кем-то, и принимали точку зрения оппонента.
  • Мы легко сдавались, со всем соглашались, даже если сразу начинали об этом жалеть.
  • Мы не могли сказать "нет, давайте переиграем" после своей сдачи.
  • Мы боялись перемен, изменений, новых ощущений, контактов, событий, новой жизни.

21. Комплекс неполноценности. Самоутверждение языком; привычка говорить "громкие слова", чтобы произвести впечатление  (зачастую, при незнании истинного значения этих слов); подражательство в манере одеваться, говорить и вообще в манерах,  пристрастие к сочинительству — в основном, на тему о своих достижениях. Такие люди часто кажутся самоуверенными.

  • Мы страдали комплексом неполноценности.
  • Мы чувствовали себя неполноценным, даже жалким, отличным от других в худшую сторону.
  • Мы самоутверждались словесно.
  • Мы были круты на словах.
  • Мы вообще себя считали крутым.
  • Мы считали себя лучше, красивее, сильнее, успешнее, умнее, духовнее, сообразительнее, чувственнее, добрее и т.п., чем другие.
  • Мы говорили «громкие слова», бросали слова на ветер.
  • Мы хотели произвести впечатления, произнося слова и фразы, значения и контекста которых мы не знали в точности.
  • Мы говорили на иностранных языках, из которых знали три слова.
  • Мы делали дела и вещи в той области, знали которую поверхностно, но создавали впечатление мастерства и профессионализма.
  • Мы подражали другим в манере одеваться, говорить, действовать, жестикулировать.
  • Особенно мы подражали какому-то выбранному кумиру, иногда полностью копируя его стиль и манеру говорить, двигаться, жестикулировать, его мимику.
  • Мы всюду глаголили о своих достижениях, набивая ценность (что вот, мол, мы столько всего сделали).
  • Мы делали своими достижениями самые незначительные вещи.
  • Мы были и казались самоуверенными.
  • Мы на самом деле не верили в себя.
  • Мы не боялись "врать так, что наша чудовищная ложь становилась похожей на правду".
  • Мы постоянно хвастались, сравнивали себя с другими.
  • Другие замечали нашу манеру общаться каждые пять минут хвастаясь и сравнивая себя с собеседником или другими.
  • Мы самоутверждались унижая, третируя, оскорбляя или применяя насилие к другим.
  • Мы пытались скрыть, подавить и компенсировать наш комплекс неполноценности.
  • Это приводило к извращению и переворачиванию всей нашей жизни, привычек, манер, характера и личности.

22. Экстравагантность. Стремление к тому, чтобы всё было, "как у людей", а это неизбежно оборачивается жизнью не по средствам, завистью.

  • Мы жили не по средствам.
  • Мы хотели быть не хуже людей, а то и лучше.
  • Мы обязательно покупали и доставали себе вещи, которые видели у друзей, знакомых, родственников и по телевизору.
  • Мы не могли чувствовать себя спокойно, пока наши друзья или знакомые владели чем-то, чего не было у нас.
  • Мы не могли спокойно переживать общение с нашими друзьями, когда они сравнивали вещи, которыми они владели, но которых не было у нас.
  • Мы не могли спокойно переживать общение с нашими друзьями, когда они сравнивали достижения, которые были у них, но которых не было у нас.
  • Мы хотели выделяться, быть не таким как все.
  • Мы сравнивали себя с другими.
  • Мы завидовали.
  • Вслух мы радовались за других и говорили о "белой зависти", но в душе горели лютой ненавистью.
  • Если после сравнения мы считали себя ничтожеством, мы упивались сказочкой, что «мы им ещё покажем, они ещё увидят».
  • При этом мы хотели измениться.
  • Или не хотели измениться, но чтобы к нам пришёл Дед Мороз (случайный миллиардер, волшебник Изумрудного Города, мудрец из Шамбалы) и всё нам дал просто так, чтобы мы показали себя перед "ними".
  • Мы носили ту одежду, обувь, вещи, причёски, которые были модны в данное время, но которые нам не нравились.
  • Мы копировали окружающих или избранных кумиров, делая это "как делают все".
  • Нам было главное показаться внешне, пустить пыль в глаза, пусть даже дома у нас было шаром покати.
  • Мы брали большие суммы денег в долг под обещание (в том числе и себе) начать бизнес, но спускали их в ресторанах и магазинах.
  • У нас были потом проблемы с кредиторами из-за этого.
  • Мы продавали свои органы, только бы купить супермодный недавно вышедший гаджет.

23. Безынициативность. Неумение использовать возможности для самопродвижения; боязнь высказывать свою точку зрения,  неуверенность в своих идеях, уклончивость ответов в разговоре с вышестоящими; неуклюжесть в манерах и речи; лживость.

  • Мы были безынициативны.
  • Мы не знали как себя продвинуть, показать.
  • Мы вообще не знали своих плохих и хороших качеств, не умели их учитывать.
  • Мы боялись высказывать свою точку зрения.
  • Мы боялись перечить.
  • Мы боялись указывать другим на их ошибки и заблуждения, особенно, если это было начальство.
  • Мы были неуверенны в своих словах, мыслях и идеях.
  • Мы уклонялись в ответах.
  • Мы не могли говорить прямо.
  • Мы не могли говорить громко и отчётливо.
  • Мы были неуклюжи в жестах, манерах и речи.
  • Мы говорили что-то, что другие могли понять по-своему или превратно.
  • Мы были лживы, мы врали, не договаривали, строили интриги.
  • Наши манеры оставляли желать лучшего.
  • Мы сидели и ждали у моря погоды.
  • Мы ждали шанса, но когда он приходил, мы не могли им воспользоваться, пропускали его, не обращали на него внимания или не замечали.
  • Мы упускали наш шанс из-за лени, разгильдяйства, тупости, безынициативности, неумения использовать подвернувшуюся возможность.
  • Мы действовали по заранее заданным схемам и продуманным планам.
  • Мы не могли отступить от намеченного плана, если обстоятельства внезапно менялись, и продолжали воплощать свою программу.
  • Мы действовали механично, сонно, тупо, работали "на отцепись", в трансе, в тумане.
  • Мы боялись перемен.
  • Мы боялись изменений в нашем распорядке дня и размеренности жизни.
  • Мы боялись изменения "жизненного сценария", по которому жили.
  • Мы боялись изменения наших привычек, образа действий, ролей, масок, характера и личности.
  • Мы боялись, что изменятся наши цели в жизни и наши мечты.
  • Мы считали, что надо принимать всё, что даёт жизнь и ничего не надо менять и пытаться переделать.

24. Отсутствие самолюбия. Леность души и тела; медлительность в решениях, внушаемость, неумение и нежелание самоутвердиться; пристрастие говорить гадости за спиной и льстить в глаза; непротивление неудачам, привычка бросать с лёгким сердцем любые начинания при малейшей оппозиции со стороны, безосновательная подозрительность; бестактность в разговоре; нежелание признавать  свои ошибки.

  • Мы не любили себя, хотя декларировали о том, что любим.
  • Мы не могли любить других, так как не любили себя, хотя и говорили другим, что их любим.
  • Мы не могли любить других из-за нелюбви к себе, хотя выполняли действия по показу любви, которым нас обучали.
  • У нас вызывали отвращение эти действия и наборы программ поведения.
  • Мы ленились двигаться, мыслить, чувствовать, ощущать, делать, жить.
  • Мы боялись напрягаться или делать лишние действия.
  • Мы прокрастинировали.
  • Мы медлили в решениях или вовсе их не принимали, ожидая, что всё образуется само.
  • Мы были внушаемы, легковерны.
  • Мы легко шли за чужими идеями, образами, смыслами, не желая создавать свои.
  • Нам нравилась мысль, что мы — винтик в машине, солдат в армии, послушный исполнитель, идеальный робот.
  • Мы не хотели и не умели самоутвердиться.
  • Мы считали самоутверждение неправедным действом.
  • Мы самоутверждались только за счёт сравнения себя с другими, кто был «хуже» нас («лучшие» нас расстраивали).
  • Мы самоутверждались за счёт унижения, интриг, коварства, страха, насилия и притеснений.
  • Мы были не самобытны, уникальны, индивидуальны.
  • Мы просто копировали образ жизни, мыслей, эмоций и чувств с других, с телевизора или из книг. Нам так было проще всего.
  • Мы жили в такие обществах, где не надо было думать или за нас думали другие, а нас кормили, одевали и давали цель в жизни.
  • Мы говорили гадости за спиной, злословили, сплетничали, обсуждали и осуждали людей.
  • Но у нас не хватало смелость сказать всё это в лицо.
  • Мы боялись агрессии, поэтому льстили.
  • Мы не умели и не хотели бороться с неудачами.
  • Мы не понимали и не хотели понимать, в чём их причина.
  • При малейшей оппозиции со стороны мы бросали начатое дело.
  • Мы боялись и избегали конкуренции, соревнования, состязания, сравнения нас с другими.
  • Мы были подозрительны, ожидали неудач, удара, подвоха, негатива, плохого исхода.
  • Мы во всём видели подвох, тайные мотивы, зависть, злобу, желание подсидеть, ненависть, желание сесть на шею или использовать нас.
  • Мы были бестактны в разговоре, не умели поддерживать беседу, вести диалог.
  • Мы не слышали собеседника и его истинных мотивов общения с нами.
  • Мы были бестактны в поступках и не чувствовали границ (в том числе и границ других людей).
  • Мы не видели, поэтому и не признавали своих ошибок.
  • Мы всё делали для других.
  • Мы оценивали себя, каждое своё действие глазами других.
  • Мы меняли свои решения, совершали поступки под воздействием мнения других людей.
  • Мы хотели всем угодить.
  • Мы хотели исполнить ожидания каждого.
  • Мы хотели всех обнадёжить.
  • Мы хотели всех повести за собой.
  • Мы хотели быть в центре внимания.
  • Мы хотели услужить всем.

25. Равнодушие. Обычно проявляется как отсутствие честолюбия, нежелание бороться с нищетой, беспрекословное согласие со всем, что даёт жизнь, интеллектуальная и физическая леность, отсутствие инициативы, воображения, энтузиазма и самодисциплины.

  • Мы не хотели бороться с нищетой.
  • Нам нравилось быть нищим.
  • Мы убеждали окружающих, родственников, детей, родителей, тех, кто от нас зависел, что лучше быть бедным, но свободным.
  • Мы проповедовали, что богатство неправедно, а быть богатым — грех.
  • Мы соглашались со всем, что давала нам жизнь.
  • Мы убеждали себя и других, что сколько нам дала жизнь, столько нам и надо.
  • Нас всё устраивало.
  • А на то, что не устраивает, мы закрывали глаза.
  • У нас была стойкая картина мира, которую мы не хотели менять.
  • Мы ждали от других людей, действий, событий, что они поменяют нас.
  • Мы были ленивы, безынициативны, пассивны, безвольны, слабохарактерны.
  • Мы были патологически ленивы.
  • Мы не хотели думать, изобретать, творить, соображать, искать решения, действовать.
  • Нам не нравилось думать, изобретать, творить, соображать, искать решения, действовать.
  • Мы хотели не думать, не изобретать, не творить, не соображать, не искать решения, не действовать совсем.
  • Мы не соображали и не собирались соображать, нам нравилось отсутствие мыслей.
  • Мы не хотели говорить и общаться.
  • Мы отказывали в общении.
  • Нам отказывали в общении.
  • Мы не хотели двигаться, идти вперёд.
  • Мы не хотели подниматься.
  • Мы не хотели меняться.
  • У нас не было инициативы, нам ничего не хотелось.
  • Наши желания были заблокированы нами же.
  • У нас отсутствовал энтузиазм, воображение, мы ни о чём не мечтали и ничего не предпринимали.
  • Мы не могли взять себя в руки и двигаться к намеченной цели.
  • Мы не умели планировать. И считали это своей уникальной чертой.
  • Мы умели планировать и не умели действовать исходя из ситуации, и считали этой своей уникальной чертой.
  • У нас не было самодисциплины.
  • У нас всё валилось из рук.
  • Мы были апатичны, депрессивны и безрадостны.
  • Мы не могли закончить начатое.
  • На словах мы начинали действовать, а на деле ничего не происходило.
  • Мы долго и подробно рассказывали всем и каждому о своём новом деле, творческом витке или начинании, и этим всё заканчивалось.

26. Нерешительность. Привычка позволять другим думать за себя; выжидательная позиция вместо принятия важных решений.

  • За нас всё делали другие.
  • За нас думали другие.
  • Мы шли к другим, чтобы они за нас приняли важные или нужные для нас решения.
  • Мы думали за другого.
  • Мы позволяли думать за нас.
  • Мы ждали.
  • Мы были уверены, что если подождать, то жизнь сама всё принесёт.
  • Мы ждали случая, чтобы предпринять что-то.
  • Мы откладывали что-то "на потом".
  • Мы не могли действовать здесь и сейчас, у нас не было цели, к которой бы мы шли.
  • Мы считали, что мы слишком ленивы, чтобы действовать.
  • Мы считали, что мы будем действовать решительно и быстро, как только возникнут подходящие обстоятельства.
  • Мы верили, что в возникших подходящих обстоятельствах все умения и навыки возникнут сами собой.

27. Сомнение. Обычно проявляется в форме оправданий, призванных скрыть или объяснить неудачи; иногда сочетается с завистью или  критикой чужих успехов.

  • Мы оправдывали себя.
  • Мы оправдывали себя за бездействие.
  • Мы говорили или думали: "ну, я не был готов", "я этого ещё не знал", "я тогда этого не умел", "у меня бы не получилось".
  • Мы думали, что "вот, если бы сейчас вернуться в тот прошлый момент, я бы..."
  • Мы скрывали неудачи.
  • Мы объясняли неудачи плохим стечением обстоятельств, действиями других людей или случаем.
  • Мы критиковали чужой успех.
  • Мы завидовали другим.
  • Мы сомневались в себе, в своих действиях, в своих целях, в своих мотивах, в своих чувствах.
  • Сомнения (в том числе и неосознанные) негативно сказывались на наших действиях, когда мы, наконец, к ним приступали.
  • Сомнения всё портили, проявляя себя в случайностях и злых кознях посторонних.
  • Уже почти дойдя до финиша, мы задавали себе вопрос "а нужно ли это нам на самом деле?"
  • Мы задавали себе этот вопрос, уже обретя желаемое.
  • Мы сравнивали себя, свои чувства, свою радость и удовлетворение от чего-то с радостью и чувствами других людей.
  • Мы сравнивали свою жизнь с жизнью окружающих.
  • Мы сомневались, что наши жизненные установки, убеждения и образ действий верны и правильны.
  • Мы жалели, что не родились там-то, в других обстоятельствах или теми-то.
  • Мы верили во всемирный заговор, масонов, клановые элиты, тайные силы, спецслужбы и религиозно-эзотерическую магию.
  • Мы считали, что жизнь надо принимать такой, какая она случилась.
  • Особенно, после того, как случилась какая-то неудача.

28. Беспокойство. Обычно проявляется как склонность перекладывать вину на других людей, жить не по средствам; пренебрежительное отношение к своей внешности, хмурость и язвительность, невоздержанность в употреблении алкоголя, иногда тяга к наркотикам, нервозность и неуверенность в себе.

  • Мы беспокоились и винили других людей.
  • Мы обвиняли или просто винили в чём-то других людей, чтобы не отвлечь своё внимание от своих поступков и мотивов.
  • Нам становилось легче от наших напряжений, когда мы судачили, обвиняли других или обращали внимание на их недостатки и ошибочный образ действий.
  • Мы беспокоились и жили не по средствам.
  • Мы пренебрегали своей внешностью.
  • Нам было наплевать, что о нас думают другие и как они к нам относятся.
  • Мы шли к этим другим и говорили, как нам наплевать на них и что они о нас думают.
  • Когда мы боялись последствий этого, мы шли к другим и показывали своим образом действий, поведением или манерой одеваться, как нам на них наплевать.
  • Мы, наоборот, слишком заботились о своей внешности.
  • Забота о внешности вызывала у нас невроз, страх, зависть и вела к болезни правильного порядка всех окружающих людей и вещей.
  • Мы хмурились, унывали, грустили, пребывали в мизантропии, нигилизме или равнодушии.
  • Мы отпугивали от себя людей и события негативной мимикой.
  • Мы язвили, говорили колкости, тонкие гадкие намёки или просто грубо ругали.
  • Мы бухали, закидывались наркотиками, лекарствами, никотином, подавляющими веществами.
  • Мы нервничали.
  • Мы стучали пальцами, дёргали ногой, шмыгали носом, жевали жвачку, грызли семечки, ковыряли в разных местах, почёсывались, дёргали головой, заговаривали с окружающими.
  • Мы не верили в себя.
  • Мы не чувствовали себя.
  • В нас жили блокировки, искажения и подавленности, прорывающиеся наружу нашей нервозностью.

29. Чрезмерная осторожность. Привычка видеть только плохое в любых обстоятельствах; мысли и разговоры о возможных неудачах  вместо стремления к успеху.

  • Мы видели плохое во всём.
  • Мы не замечали хорошего, положительного.
  • Мы знали, что мотивы всех и вся — низменны, негативны и преследуют цель обворовать, изнасиловать, использовать, нажиться, обогатиться, сбросить негатив или реализовать свои желания за счёт нас.
  • Мы думали о неудаче.
  • Мы видели неудачу своими глазами во всём.
  • Мы знали, что что бы ни делай, всё равно всё ведёт к могиле.
  • Мы не стремились к успеху, нам пофиг было на успех.
  • Мы не верили в успех, мы знали, что мы и успех несовместимы.
  • Мы думали только о своих неудачах.
  • Мы зацикливались на своих ошибках, неудачах, возможных несчастных случаях, болезнях, плохих происшествиях, травмах, негативном отношении окружающих.
  • Мы всегда планировали наши действия исходя из всего этого набора негатива и неудач, которые обязаны были случиться во время наших действий.
  • Мы всегда старались "подстелить соломку".
  • Мы действовали из страха.
  • Мы действовали из отсутствия любви.
  • Мы действовали под давлением, контролем, насмешками или критикой.
  • Результат наших действий был чрезмерно важен для нас или таким нам казался.
  • Мы концентрировались на негативе и это мешало нам видеть позитив и использовать его.

30. Промедление. Привычка откладывать на завтра то, что следовало сделать в прошлом году. Пустая трата времени на оправдания вместо работы.

  • Мы медлили и не делали чего-то.
  • Мы откладывали на завтра, что можно было сделать сегодня.
  • Мы оправдывали себя и не работали.
  • Мы не понимали, что надо просто работать, и тогда всё изменится, работать, не смотря ни на что.
  • Мы находили любой повод, чтобы отложить что-то ещё на пять минут, на десять, на час, до завтра, до следующей недели и так далее.
  • Мы откладывали до конца, а потом с облегчением принимали наше бездействие и отсутствие сделанного.
  • Мы не работали, но находили отмазки и оправдания тому, что вот прямо сейчас работу сделать нельзя.
  • Мы красиво расписывали планы, как мы сделаем что-то завтра или на той неделе.
  • Мы начинали работать, но отвлекались по малейшему поводу.
  • Накапливающиеся отвлечения от работы в итоге давали нам повод отложить её совсем, так как она двигалась слабо.
  • У нас находились другие важные и неотложные дела, которые были важнее и неотложнее данного дела.
  • Мы вели списки того, что надо сделать.
  • Нас мучила совесть, что мы ничего не делаем, но мы всё равно откладывали.
  • Когда мы готовы были завершить что-то, неизбежные обстоятельства перечёркивали наши финальные планы.
  • И мы в отместку вселенной не делали ничего вообще.
  • Мы слишком торопились.
  • Мы ненавидели других людей за их промедление или медленную, обстоятельную манеру действий и образ жизни.
  • Мы хотели делать сразу много дел.
  • Мы брали слишком высокий темп для нас.
  • Мы давали слишком много обещаний.
  • Мы не успевали во многих вещах и делах.
  • Мы занимались кучей дел и распылялись.
  • У нас не хватало энергии, энтузиазма и творческого порыва на все наши дела.
  • Нам нравилось прокрастинировать или получать удовольствие от мелких и мелочных свершений больше, чем сделать одно большое дело.
  • Мы не видели смысла в совершаемом.
  • Мы втайне сопротивлялись своим промедлением обстоятельствам, давлению или просто сути и смыслу нашего дела.
  • Мы на самом деле чувствовали, что дело нам не нужно, но заставляли себя его делать из-за совести, морали, обещаний или давления.
  • Мы делали механично то, на что согласились в жизни.
  • Дело не приносило нам радости.
  • Дело просто надо было завершить и забыть.
  • Мы медлили над никому не нужными делами.

31. Нищета. Для того чтобы изменить наше финансовое состояние, нужно, прежде всего, победить страх нищеты, изменить свои убеждения, свои привычки и эмоции. Тогда и только тогда мы сможем получить другой результат.

  • Мы не могли поменять свои привычки.
  • Мы не могли сдвинуть свои убеждения.
  • Мы не могли побороть свои эмоции.
  • Мы не могли получить другой результат.
  • Мы слышали, что, чтобы получить другой результат надо изменить действия, образ мыслей, чувства, характер и себя.
  • Мы были убеждены, что у нас не хватает удачи, таланта, знакомств, навыков и умений.
  • Мы верили, что все шансы у нас были позади.
  • Мы верили в то, что наше финансовое состояние окончательно.
  • Мы верили, что на всех состояния и благополучия не хватит.
  • Мы привыкли к своей нищете.
  • Мы не читали книг по успешной жизни и смеялись над ними.
  • Мы ждали, что у нас случайно появится наше состояние.
  • Мы верили, что заслужили богатство.
  • Мы верили, что не заслужили богатства.
  • Мы не ждали, что в нашей жизни что-то изменится.
  • Мы даже не мечтали продвинуться вперёд, сменить работу, место жительства, окружающую обстановку, друзей и события.
  • Мы копили деньги, откладывали гроши.
  • Мы очень долго откладывали деньги.
  • Мы видели, как наши родители и родители родителей всю жизнь откладывали понемногу.
  • Нам не нравился такой образ жизни.
  • Мы незаметно перенимали такой образ жизни.
  • Мы проматывали всё, считая, что денег всё равно не будет.
  • Вместо того, чтобы изменить свои убеждения, мы шли на криминал, обманывали, воровали или мошенничали.
  • Мы считали, что деньги можно или случайно получить, или отнять.
  • Мы не знали, как можно заработать много обычным честным путём. Мы вообще не знали, как заработать много и быть в достатке.
  • Мы считали, что те, кто зарабатывает много — или воры, или грабители.
  • Мы считали, что изобилие, достаток и роскошь кратковременны и не может сопутствовать повседневной жизни.
  • Мы видели как тысячи окружающих жили в нищете и считали, что это нормально.
  • Мы копировали образ жизни окружающих и не задавались вопросом изменить свою жизнь.
  • Мы считали, что наша жизнь и финансовое состояние (нищета) предопределены. Рождением, положением, умом, талантами или цепью случайностей.

Ты выполнишь протокол "конечный блок СТАРТ".
Конец инструкций.



Ссылка на статью: https://xn--80ahcnbt9b7a1f.xn--p1ai/1302

Комментарии   

Татьяна Permalink 0 Татьяна
как же мне зевалось сильно на чтении этого протокола !!!
я правильно понимаю,что это хороший знак?
по ощущению самый сильный протокол пока из всех что я делала. а ,возможно,что после уже проработанных проблем стало легче работать с последующими .
в любом случае, благодарю за такую возможность.

P.S. не смогла залогиниться по своему нику. что-то пока не работает. это у меня глючит или пока эта функция не работает?
26.10.2014 19:36 Ответить Ответить с цитатой Цитировать Сообщить модератору
Ярослав Лазарев Permalink 0 Ярослав Лазарев
Да, зевание в процессе зачитки - это очень хорошо, это значит, что потихоньку процессы уже пошли вперёд запускаться, начали затрагиваться и откликаться те пласты, которые обозначены в прочтённых строках.

Логин (который на Ve..) я поправил - он единственный почему-то был в Disabled. Видимо, это какая-то нетрадиционная ситуация и я постараюсь отловить её повторения.
26.10.2014 20:35 Ответить Ответить с цитатой Цитировать Сообщить модератору
Добавить комментарий
Реклама удаляется мгновенно, не старайтесь.