Эксперименты с фридайверами: ключи к длительным задержкам дыхания

Фридайверы ныряют без аквалангов, налегке, и суть этого увлечения (а теперь еще и вида спорта) именно в том, чтобы продержаться дольше, проплыть дальше или погрузиться глубже, задержав дыхание. Самый экстрим у ныряльщиков в глубину — там человек надолго остается наедине с бездной, ждать помощи не от кого.

Если опуститься слишком низко, легкие сожмет до одной десятой изначального объема — каждые десять метров глубины прибавляют давления на одну атмосферу. Чтобы разница давлений внутри тела и снаружи не порвала барабанные перепонки, фридайверы уже в воде мышцами гортани перекачивают часть воздуха из легких в область носоглотки и вдувают его в среднее ухо. Иначе опуститься глубоко просто не удастся.

Легендарный российский фридайвер Алексей Молчанов, которому принадлежат мировые рекорды сразу в нескольких дисциплинах, нырнул этим летом на глубину 131 метр за четыре с половиной минуты, на одном вдохе. Это вызов обыденным представлениям о возможном, и это стоит увидеть.

* * *

Не так давно международная группа ученых смогла измерить, что происходит в организме элитных фридайверов во время погружения. Спортсмены с прикрепленными к телу датчиками ныряли на глубину за сто метров. Приборы показали, что в низшей точке, куда падать две минуты, пульс замедляется до 30 ударов и ниже, а мозг все еще приемлемо снабжается кислородом.

Подъем организму дается намного тяжелее и происходит при полном истощении. За следующие две с половиной минуты, пока один из дайверов выбирался с глубины 107 метров, в его крови осталась лишь половина от начального уровня кислорода, а оксигенация мозга (снабжение его кислородом) рухнула до 26%. Обычные люди на этих значениях должны быть уже без сознания.

* * *

От далеких предков людям досталась полезная адаптация, помогающая выжить при падении в воду, — нырятельный рефлекс. На нырок организм отвечает серией реакций, их можно даже тренировать. Самая первая и быстрая: ради экономии кислорода замедляется пульс, в тканях на поверхности тела сужаются сосуды. Кровоток от рук и ног перераспределяется в пользу сердца, легких и мозга, где сосуды, наоборот, расширяются, чтобы максимально сохранить и защитить главные жизненно важные системы. Этот «кровяной сдвиг» хорошо виден у ныряющих животных: порез или рана на коже тюленя не будет кровоточить, пока он на глубине.

Затем сокращается селезенка, выбрасывая в кровь дополнительные порции богатых гемоглобином клеток — эритроцитов. Если кислорода все еще не хватает, организм делает третий шаг, переходя на анаэробный метаболизм, то есть начинает получать энергию без использования кислорода.

Этот способ менее эффективен, но даже малый прирост энергии лучше нуля. На обратном пути фридайверы особенно в нем нуждаются, ведь они активно работают руками, ногами и корпусом, чтобы подняться к поверхности, а кислородное голодание обостряется с каждой секундой.

Как правило, в этот момент тело сигнализирует, что дела совсем плохи и пора уже делать вдох. Диафрагма начинает сокращаться рывками, заставляя фридайвера задышать. Наступает трудная фаза борьбы, которую надо пережить и перетерпеть, не поддавшись панике и продолжая невозмутимо работать на движение вверх. Приходится беречь каждый квант энергии, а любое возбуждение будет сжигать остатки кислорода.

* * *

Способность игнорировать рефлекторные импульсы оказывается ключом к успеху. Фридайверы погружаются не только физически в холодную сдавливающую тьму, но и ментально — уходят в себя. Самообладание важнее воздуха: типичная реакция организма на стресс, когда учащается пульс и напрягаются мышцы, может убить.

В августе 2021 года сотрудники Coma Science Group опубликовали статью о таком исследовании. Главное, на что они обратили внимание, — как изменилась активность разных участков мозга. Таламус, миндалевидное тело, лобная и затылочная кора — в этих зонах повысилась функциональная плотность связей. Зато в сенсомоторной, височной и язычной областях снизилась. Связность оказалась выше в участках с альфа-ритмом и ниже там, где доминировал гамма-ритм.

Проще говоря, мозг человека при задержке дыхания стал напоминать мозг человека в глубокой медитации, когда сенсорная обработка подавлена в пользу внутреннего сосредоточения. Ученые считают, что он вошел в состояние, при котором он переживал задержку дыхания отстранённо, словно без воздуха остался не он, а кто-то другой. 

Фридайвер рассказал, что его состояние во время эксперимента менялось в четыре этапа.

В первую минуту он погружается в покой и глубокое расслабление, почти транс, и дальше где-то три с половиной минуты переживает моменты «чистого сознания». Он ощущает себя «здесь и сейчас», не обращая внимания на время. В этой второй фазе ему легко и хорошо, и он стремится продлить эти ощущения как можно дольше.

Третья фаза начинается с сокращений диафрагмы. Организм уже задыхается и пытается заставить сделать вдох. Но он не поддается, не дает панике себя поглотить, и вскоре дискомфорт отступает. К тому времени задержка длится уже пять минут — он входит в четвертую фазу, ставит конечную цель и начинает обратный отсчет последних полутора минут.

* * *

И еще учёные заметили, что опыт фридайвера в чем-то сходен с околосмертным переживанием (near-death experiences, NDE), которое может возникать при гипоксии мозга, например, из-за остановки сердца. В этом измененном состоянии человек не чувствует тела, отрешен от реальности, но бодрствует, испытывает целый букет ощущений и порой пребывает в глубоком умиротворении, вероятно, из-за массового выброса эндорфинов. Память его сохраняется, а ум достаточно ясный.

Учёные полагают, что NDE может быть ключом к изучению сознания. Они изложили эту мысль в концептуальной статье в 2020 году.

 

По мотивам статьи Дениса Тулинова



Ссылка на статью: https://медитация.рф/9245

Добавить комментарий
Реклама удаляется мгновенно, не старайтесь.


 
 
© 2005-2020, «Лаборатория Просветления» Back To Top

Телеграм Телеграм ВКонтакте Yandex.Zen Твиттер Живой Журнал/Livejournal Facebook Tumblr Instagram